«Деловой Афганистан»

— раздел базы данных 1998–2019гг. Polpred.com Обзор СМИ.

Экономика и право. Нефть. Газ. Уголь. Агропром. Интернет-доступ на все материалы по стране.
Афганистан Новости и аналитика • Авиапром, автопром  число статей в наличии 117 / по этой отрасли с 1.8.2009 по 25.3.2019 читателями скачано статей 903Агропром 555 / 2645Алкоголь 8 / 105Армия, полиция 4738 / 40643Внешэкономсвязи, политика 3800 / 24294Госбюджет, налоги, цены 400 / 1507Легпром 44 / 672Леспром 16 / 51Медицина 209 / 2074Металлургия, горнодобыча 135 / 739Миграция, виза, туризм 279 / 1403Недвижимость, строительство 183 / 1316Нефть, газ, уголь 277 / 2254Образование, наука 259 / 2629Приватизация, инвестиции 78 / 713Рыба 5 / 30СМИ, ИТ 234 / 1809Судостроение, машиностроение 5 / 22Таможня 40 / 462Транспорт 596 / 2580Финансы, банки 125 / 1251Химпром 8 / 17Экология 146 / 1847Электроэнергетика 316 / 1780 | Главное | Персоны | Все новости

Персоны: ньюсмейкеры, эксперты, первые лица — по теме «Афганистан» в Polpred.com Обзор СМИ, с указанием числа статей по данной стране в нашей базе данных. В разделах "Персоны", "Главное" по данной стране в рубрикаторе поиска на кнопке меню слева "Новости. Обзор СМИ" с 1.8.2009 по 25.03.2019 размещено 288 важных статей, в т.ч. 69 VIP-авторов, с указанием даты публикации первоисточника.

Топ-лист
Все персоны
Кабулов Замир 11, Дубнов Аркадий 3, Сигов Юрий 3, Конаровский Михаил 3, Карзай Хамид 3, Князев Александр 3, Захелвал Омар 2, Пахомов Евгений 2, Дуррани Асад 2, Серенко Андрей 2, Иванов Виктор 2, Лаумулин Мурат 2, Арианфар Азиз 2, Шкирандо Александр 1, Нессар Омар 1, Мендкович Никита 1, Масуд Саид 1, Эванс Стивен 1, Масуд Ахмад 1, Марти Жан-Николя 1, Мантыцкий Александр 1, Мансур Абдул Хафиз 1, Малашенко Алексей 1, Лукьянов Федор 1, Ширяев Валерий 1, Нива Анна 1, Снегирев Владимир 1, Скосырев Владимир 1, Сысоев Евгений 1, Халили Карим 1, Салех Амрулла 1, Хейсом Николас 1, Плотников Николай 1, Храмчихин Александр 1, Циммерманн Корнелиус 1, Шелудков Игорь 1, Пастухов Борис 1, Османи Зарар Ахмед 1, Сокирянская Екатерина 1, Лепехин Владимир 1, Кривошеев Кирилл 1, Дауди Ильяс 1, Даудзай Омар 1, Гэннон Кэти 1, Громов Борис 1, Герасимов Валерий 1, Гани Ашраф 1, Васильев Виктор 1, Варламов Илья 1, Булатов Юрий 1, Блэкуилл Роберт 1, Блинов Артур 1, Бахин Султан Ахмад 1, Доббинс Джеймс 1, Аветисян Андрей 1, Жилин Иван 1, Коэн Стивен 1, Кондратьев Алексей 1, Камп Карл-Хайнц 1, Ковтун Владимир 1, Карзай Хекмат 1, Карзай Азизулла 1, Каргар Мохаммад Шакир 1, Каргар Шакир 1, Исмаил-хан Мохаммад 1, Искандаров Косимшо 1, Иванов Николай 1, Замараева Наталья 1, Атмар Ханиф 1

Погода:

Точное время:
Кабул: 10:05

afghanistan.polpred.com. Всемирная справочная служба

Официальные сайты (97)

Экономика (18) • Агропром (7) • Армия, безопасность (1) • Внешняя торговля (14) • Горнодобыча (1) • Законодательство (3) • Инвестиции (2) • Книги (5) • Медицина (1) • Недвижимость (1) • Нефтегазпром (3) • Образование, наука (2) • Политика (3) • Сайты (7) • СМИ (11) • СМИ на русском (2) • Таможня (1) • Телевидение (2) • Транспорт (1) • Туризм, виза (8) • Финансы (3) • Хайтек (1) • Электронные ресурсы (1) • Энергетика (1)

Представительства

Инофирмы

Электронные книги

На англ.яз.

Ежегодники «Деловой Афганистан»

Экономика и связи Афганистана с Россией →

Новости Афганистана

Полный текст |  Краткий текст


Афганистан > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > afghanistan.ru, 8 марта 2019 > № 2916445

Рула Гани: Мирный процесс не должен препятствовать участию женщин в работе СМИ

Накануне в Центре поддержки женщин-журналистов в Кабуле состоялось мероприятие, приуроченное к Международному женскому дню. С наступающим праздником афганских журналисток поздравила первая леди Рула Гани.

В своём выступлении супруга президента отметила значимость борьбы женщин за свои права и результатов их вклада в жизнь современного афганского общества. При этом Рула Гани пообещала, что ни одно из этих достижений, в том числе в сфере СМИ, не будет утрачено в ходе мирного процесса.

Как уже отмечал «Афганистан.Ру», в контексте переговоров с запрещённым в России движением «Талибан» одним из наиболее острых вопросов для простых жителей страны стала угроза нарушения прав человека в возможных договорённостях с вооружённой оппозицией. Представители афганских властей неоднократно заверяли население в невозможности подобных уступок, и на этот раз Рула Гани вновь заявила об этом, пообещав, что участие женщин в работе СМИ будет продолжено.

«В настоящее время журналистки обеспокоены мирным процессом и опасаются, что могут лишиться рабочих мест, но я хочу заверить их в том, что те времена, когда у женщин не было голоса в СМИ, уже прошли», – подчеркнула первая леди.

Супруга главы государства также обратилась к руководителям информационных агентств с призывом принимать женщин на работу, ориентируясь не на внешние данные претенденток, а на уровень их квалификации и способности.

На мероприятии также выступила действующий министр информации и культуры Хасина Сафи, обратившая внимание на угрозы безопасности, с которыми сопряжена деятельность афганских журналисток. Глава министерства призвала правоохранительные органы приложить больше усилий для защиты работников СМИ, в том числе женщин.

Говоря об опасениях женщин, связанных с мирным процессом, Хасина Сафи пообещала, что данный вопрос будет подлежать обсуждению в ходе подготовки к мирным переговорам, передаёт информагентство «Пажвок».

Афганистан > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > afghanistan.ru, 8 марта 2019 > № 2916445


Афганистан. США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dn.kz, 7 марта 2019 > № 2914562 Юрий Сигов

Ах «Талибан», ах «Талибан»...

Почему таинственным людям, еще вчера именовавшимся "международными террористами", Соединенные Штаты и Россия готовы вернуть власть в Афганистане?

Юрий СИГОВ, ВАШИНГТОН

В списке "решеных через назад" многочисленных и вроде бы "контролируемых международным сообществом" коифликтов по-настоящему уникальным является пример Афганистана. При всех хитросплетениях мировой дипломатии, столкновении интересов больших и малых государств в том или ином регионе мира то, что происходит нынче в этой многострадальной азиатской стране, в принципе, не поддается никакой разумной логике. Именно там, наверное, впервые за последние несколько десятков лет очень скорко может произойти невероятное.

А именно - международное сообщество во главе с Соединенными Штатами собственными руками намерено вернуть власть в стране сторонникам движения, которые до сих пор находятся в различных санкционных списках, разыскиваемых Интерполом. А само это движение давно уже объявлено одним из главных спонсоров международного терроризма. Да и сами его члены - не иначе как "бандиты-разбойники с большой дороги". И вот поди ж ты - все рвутся нынче с ними "по душам поговорить" и стараются якобы вовлечь их во многом мифический "мирный процесс" на афганской земле.

Надо здесь признать, что само движение "Талибан", заявившее о себе в международном масштабе в 1994 году, во многом до сих пор окутано пеленой секретности и таинственности. Поэтому чего уж удивляться, если самые опытные мировые дипломаты и самые вроде бы влиятельные в регионе страны намерены именно "Талибан" как решающую силу "вовлечь в мирное разрешение афганского конфликта". А, по сути дела, план очень даже простой - вернуть сторонников этого самого "Талибана" во власть в Афганистане. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Интересно, что самому движению "Талибан" за все эти годы ни армия и многочисленные разведки США, ни других стран НАТО (не говоря уже об афганском правительстве) так и не смогли помешать вербовать в свои ряды "продвинутую и религиозно настроенную молодежь"(через систему религиозных школ при медресе), ни через привлечение в свои ряды сторонников по чисто соображениям веры во Всевышнего. А ведь в рядах "Талибана" сражаются помимо афганцев также выходцы из стран Центральной Азии, Ирана, Пакистана, ряда арабских государств. И неужели теперь именно они получат власть в Афганистане из рук столько с ним лет сражавшихся представителей "обеспокоенного международного сообщества"?

Что такое "законно избранное правительство"? А что, если другие его считают "незаконным"?

Давайте для начала посмотрим, а за что все эти годы сражались талибы? Согласно официальным документам, которые многократно распространяли лидеры движения - они против иностранной оккупации Афганистана - и это в первую очередь. То есть цель их борьбы -добиться вывода всех без исключения (а не какой-то отдельной части) воинских подразделений иностранных государств с афганской территории. Также талибы наотрез не признают нынешнее афганское правительство, считая его незаконным и "посаженным в кресла иностранными оккупантами".

Соединенные Штаты, правда, правительство в Кабуле как раз таки считают абсолютно законным. Именно американцы его привели к власти, именно в Вашингтоне была придумана схема фактически с двумя афганскими президентами, каждый из которых все эти годы, грубо говоря, тянул на себя "национальное одеяло", от чего, по большому счету, не просто страдала репутация всей нынешней афганской власти, но и все это давало талибам лишний повод убеждать своих сторонников исключительно в собственной правоте. А не тех, кто сидит на "вражеских штыках".

Сейчас же, когда США, Россия и ряд монархий Персидского (Арабского) залива проводят интенсивно, по сути дела, сепаратные переговоры с талибами, получается, что якобы законному правительству в Афганистане, пребывающему нынче в Кабуле, предлагается капитуляция. Причем не с самими талибами, а с теми, кто и правительство афганское посадил во власть, и все эти годы поддерживал, а теперь за спиной этого самого правительства ведет переговоры с его лютыми врагами.

Замечу, что сами талибы как раз считают именно себя законной властью в Афганистане (хотя контролируют только около половины территории страны и именно реальными властными полномочиями, за исключением нескольких заграничных представительств, не располагают). При этом все те, кто ведет нынче сепаратные переговоры с талибами (Россия и США - особенно), поддерживают одновременно и по-прежнему полномасштабные отношения с официальным Кабулом. А на справедливые вопросы тамошних правителей, с чего это они вдруг столь прониклись любовью к талибам, ничего внятного сообщить им не желают.

Также стоит принять к сведению, что с 1994 года талибы всегда и везде рассматривали любые переговоры с "третьими странами" для укрепления своего как международного влияния, так и позиций внутри самого Афганистана. Эта дипломатическая деятельность служила хорошим подспорьем к их военным действиям, которые вспыхивали с разной степенью интенсивности в различных уголках страны на протяжении более двух десятков лет.

Когда Соединенные Штаты и Евросоюз объявили "Талибан" "террористическсой организацией" и ввели различные санкции против ведущих политиков движения, те только усмехались. Разные банковские и иные санкции они умело обходили за счет помощи со стороны Объединенных Арабских Эмиратов и Саудовской Аравии. Вопросы с паспортами они решали при поддержке Пакистана и продолжали тем самым спокойно разъезжать по миру, избегая попадания в какие-то "черные списки" что Интерпола, что отдельных "недружественных" "Талибану" стран.

Получилось на деле так, что все эти годы талибы, как никем не признанные и осуждаемые "террористы", ездили по миру, встречались с политиками самых различных стран и даже получали аудиенции у членов правительств целого ряда государств. Вот только переговоры о будущем Афганистана они вели исключительно с представителями иностранных правительств (неважно какого ранга), но полностью при этом игнорировали собственное правительство в Кабуле (которое они по-прежнему считают незаконным).

Правительство Афганистана же со своей стороны стремилось максимально изолировать "Талибан" (хотя сделать это Кабулу было просто не под силу из-за открытой поддержки талибов со стороны прежде всего правительства и спецслужб Пакистана). И устроить дело так, чтобы американские войска вместе с многочисленной военной коалицией других стран НАТО разгромили бы боевые подразделения движения и тем самым помогли бы именно правительству Афганистана, избранному на выборах, удерживать власть в стране.

Так если нет военного решения проблемы Афганистана, почему бы не решить ее политически? Пока не получается...

Одной из давно уже устоявшихся дипломатических догм является признание того факта, что афганская проблема (да и не только она в нынешних международных отношениях) не имеет военного решения. Ведь войск американцы отправляли в Афганистан больше чем достаточно (около 145 тысяч одно время), и 36 стран как НАТО, так и "сочувствующих" помогали американской армии наводить в Афганистане "демократический порядок". Но вот толку, по большому счету, от этого - никакого. Более того - ситуация там с каждым днем все ухудшалась, а военные иностранцы все больше осознавали свою в Афганистане беспомощность и бессмысленность там собственного пребывания.

Сами же талибы военным путем не могли свергнуть правительственную власть, тем более при поддержке ее со стороны США. А правительственные войска не могли никак разгромить опять-таки с помощью американцев и других натовцев талибов, потому как в случае возникновения каких-то сложностей попросту уходили на территорию соседнего Пакистана. К тому же в открытые боевые столкновения они, как это было при приходе американцев в Афганистан в 2001 году, талибы не ввязывались. А старались наносить удары "из-под тишка", малыми группами, но причиняя врагу-оккупанту при этом существенный ущерб.

Даже сейчас, когда отношения между правительством Афганистана и администрацией Белого дома, мягко говоря, не самые теплые, присутствие американского воинского контингента в Кабуле и ряде других крупных городов позволяет афганской официальной стороне худо-бедно, но все же оставаться у власти. Да и те воинские подразделения, которые приходят на афганскую территорию со стороны Пакистана при наличии американской поддержки (и прежде всего воздушной) Кабула, шансов на свержение нынешнего президента страны А. Гани практически не имеют.

Тем не менее, стоит признать, что пока политики - что внутри Афганистана, что за его предалами собираются регулярно на разного рода конференции, семинары по оказанию помощи многострадальному афганскому народу, выделению средств как на уровне международных организаций, так и отдельных стран-доноров, в Афганистанае на порядок хуже, чем в 2001 году, складывается обстановка прежде всего с внутренней безопасностью страны.

По самым скромным подсчетам, только за последние 15 лет в боестолкновениях и в результате террористических актов погибло свыше 45 тысяч полицейских и других представителей сил правопорядка страны. Количество погибших именно в результате открытого гражданского противостояния среди мирного населения перевалило за 350 тысяч человек. Ежегодно из афганской армии дизертирует около 50-60 тысяч военно-служащих (которые потом почти всегда оказываются в рядах движения "Талибан"). Так о каком мирном плане в этой стране можно вообще говорить - что без талибов, что при их возвращении во власть в Афганистане?

Что будут дальше делать талибы? А ждать, пока американцам надоест находиться в Афганистане

Теперь возникают два конкретных вопроса - сколько будут продолжаться торги-переговоры с талибами (как со стороны США, так и России, причем, не исключено, что в этом случае обе страны могут действовать совместно) для их "более полного вовлечения в мирный процесс" в Афганистане? И что в случае прихода к власти талибы сделают как с нынешним правительством, так и со страной (тем более что опыт 90-х годов правления "Талибана" в Афганистане всем хорошо памятен)?

Показательно, думаю, то, что талибы абсолютно уверены в своей окончательной победе - и над нынешним правительством Афганистана, и над американцами. К власти они уверены, что придут уже в самое ближайшее время. А с американцами так или иначе, но все равно договорятся о выводе армии США с афганской территории. Что касается первого пункта, то даже если не удастся при усилиях посредников наладить переговорный процесс с официальным Кабулом, талибы все равно будут все больше брать бразды правления страной на себя. И все жестче оттеснять от власти избранное самими афганцами (пусть и при американском участии) руководство.

Насчет же ухода американцев вряд ли решать подобное талибам. Однако, судя по всему, американский президент Д. Трамп вполне может до чисто символического минимума сократить присутствие войск США и НАТО в этой стране, а затем и вовсе оставить там несколько сотен морских пехотинцев только для охраны и обороны особо важных объектов на территории Кабула и военно-воздушной базы Баграм.

Ранее много писалось и говорилось о том, что талибы, как только возьмут власть в стране в свои руки, тут же якобы пойдут в поход дальше на север - то есть неизбежно станут угрожать безопасности государств Центральной Азии. Думаю, это очень большое преувеличение, и раздувать внешние угрозы со стороны талибов, скорее всего, выгодно военным структурам постсоветских стран, как непосредственно граничащих с Афганистаном, так и России. Да, какой-то наркотрафик, торговля оружием, вполне вероятно, что сохранятся. Или контроль над возможным сооружением трубопроводов - в этом талибы могут и поучаствовать. Но все остальное- это больше из разряда домыслов и явного блефа.

В то же время для стран Центральной Азии смена режима в Кабуле, в принципе, далеко небезразлична. Особенно это касается стран, граничащих с Афганистаном непосредственно (а две из них - Таджикистан и Туркменистан имеют с Афганистаном очень протяженную и крайне слабо защищенную границу, у Узбекистана ситуация получше, но тоже далека от идеальной). Вряд ли приход того же "Талибана"к власти в Кабуле создаст некую напряженность на границах с центральноазиатскими государствами. Но, вполне возможно, с талибами придется по новой обо всем договариваться. В том числе - и о контроле приграничных уездов, которые населены в основном национальными меньшинствами (узбеками, таджиками, хазарейцами, туркменами).

Важно здесь для центральноазиатских стран то, что судьбу Афганистана и тех, кто будет управлять этим государством, в очередной раз решают совершенно посторонние силы. Причем не только за спиной самих афганцев (в конце концов с ним никогда и никто на протяженни всей истории этой территории не советовался), но, по большому счету, правительств и народов Центральной Азии. Вот взяли американцы - и договорились с талибами о каком-то мифическом "мирном процессе". Взяла Россия - и стала вести сепаратные переговоры с талибами, признавая при этом официальное правительство в Кабуле и до недавнего времени считая "Талибан" террористической организацией. И кого в этой ситуации Вашингтон и Москва спрашивали на предмет взаимоотношений талибов с ближайшими географическими соседями?

В этой обстановке я бы повременил с любой так называемой помощью Афганистану (а этим довольно активно занимается Казахстан) при нынешнем правительстве страны. Потому как никто не может гарантировать, что именно эти люди будут на местах за что-то серьезное отвечать. А любые поставки той же гуманитарной помощи, принятие афганских студентов на учебу у себя за счет выделяемых стипендий и прочее - лучше, наверное, дождаться момента, когда станет более и менее понятно, для чего все заигрывания с талибами затеяли Россия и Америка, и к чему в конечном итоге все эти подковерные политкомбинации могут привести.

Афганистан. США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dn.kz, 7 марта 2019 > № 2914562 Юрий Сигов


Афганистан. США > Армия, полиция > afghanistan.ru, 6 марта 2019 > № 2916439

Омар Даудзай: Вопрос вывода войск из Афганистана не может быть решён без участия Кабула

Решение о выводе иностранных войск из ИРА не может быть принято без участия афганского правительства, заявил спецпредставитель президента Афганистана в регионе по вопросам примирения Омар Даудзай.

Как уже отмечал «Афганистан.Ру», одним из ключевых вопросов на повестке переговоров между США и запрещённым в России движением «Талибан» является перспектива завершения иностранного военного присутствия. На данный момент талибы рассматривают вывод войск в качестве одного из главных условий окончания боевых действий.

Ранее в прессу поступила информация о том, что США рассматривают возможность полного окончания военного присутствия в Афганистане в течение 3 – 5 лет. Программа вывода предполагает сокращение американского контингента вдвое уже в течение нескольких месяцев и полный вывод войск других стран-участниц миссии «Решительная поддержка».

Впоследствии талибская сторона, согласно более поздним сообщением СМИ, отреагировала на эту возможность, заявив, что срок в несколько лет был бы слишком долгим. Повстанческое движение требует от американской стороны полного вывода войск в течение года.

«США не могут достичь согласия с «Талибаном» по вопросу военного присутствия в Афганистане, поскольку США находятся в Афганистане в соответствии с двусторонним соглашением в сфере безопасности, заключённым с афганским правительством в 2014 году», – прокомментировал переговоры по вопросу вывода войск Омар Даудзай.

Спецпредставитель президента сослался на текст соглашения, обосновывая невозможность решения вопроса вывода войск без участия официального Кабула. Тем не менее, указанный документ допускает возможность завершения своего действия как по взаимному согласию сторон, так и по инициативе одной из них, но во втором случае – лишь по прошествии двух лет с момента уведомления второй стороны по дипломатическим каналам.

Таким образом, с формальной точки зрения США могут вывести войска из Афганистана, не учитывая позицию правительства ИРА, но условия соглашения не позволяют осуществить подобный шаг в соответствии с пожеланием талибов об оперативном выводе войск.

Афганистан. США > Армия, полиция > afghanistan.ru, 6 марта 2019 > № 2916439


Афганистан > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 5 марта 2019 > № 2916440

Юнус Кануни: Талибы ждут выхода последнего американского солдата, чтобы победоносно войти в Кабул

Мохаммад Юнус Кануни является заместителем главы избирательного блока «Мир и умеренность» Мохаммад Ханифа Атмара, а также одним из лидеров партии «Джамиат-и-Ислами». В период президентства Хамида Карзая господин Кануни занимал посты председателя нижней палаты парламента и вице-президента страны. В эксклюзивном интервью «Афганистан.Ру» господин Кануни поделился своим мнением относительно мирных переговоров, предстоящих президентских выборов, текущей обстановки в стране и перспектив партии «Джамиат-и-Ислами».

Афганистан.Ру: Уважаемый господин Кануни, благодарим Вас за предоставленную возможность задать Вам ряд вопросов. По Вашему мнению, каких результатов следует ожидать от мирных переговоров с учетом нескольких раундов встреч между представителями США и «Талибаном» и прошедшего в Москве заседания «Межафганского диалога»?

Ю.Кануни: Мир – это насущная потребность всех наших граждан. По этому вопросу достигнут национальный консенсус. Однако в процессе примирения имеется одно недостающее звено – ему мешает сокрытие содержания переговоров. Сегодня ход переговоров неясен ни для правительства, ни для политиков за пределами страны. Между США, «Талибаном», Пакистаном и некоторыми близкими к Пакистану странами идет игра компромиссов. И правительство, и народ Афганистана остались за скобками этих переговоров. Это обстоятельство тревожит как власти Афганистана, так и иностранных политиков. Мы все хотели бы ясности в этом недостающем звене. Мы обеспокоены тем, куда нас заведет это примирение. Будет ли оно означать присоединение исламского движения талибов (запрещено в РФ) к Исламской Республике Афганистан? Или же наоборот – усилия направлены на то, чтобы Исламская Республика влилась в Исламский эмират? От ответа на эти вопросы будет зависеть будущая судьба народа Афганистана. Какова будет судьба Конституции и достижений последних 18 лет? Что ожидает в будущем нацию и большой блок сил сопротивления, которые воевали с талибами? Что будет с оружием и воинскими частями талибов, «Исламского государства», «Аль-Каиды» (запрещены в РФ) и прочих террористических организаций? Примирение внутри страны сопровождается многочисленными трудностями. В то же время, трудно добиться мира без достижения регионального консенсуса. В вопросе о мире не обойтись без международного согласия. В этом процессе также много неясностей, высказывается много обеспокоенностей и имеется серьезная потребность в предоставлении ясной информации народу Афганистана.

Афганистан.Ру: С ускорением процесса мирных переговоров все чаще поднимается вопрос об отмене грядущих президентских выборов. С учетом этого, считаете ли Вы, что выборы будут отменены, и на политической сцене Афганистана появится переходное правительство?

Ю.К.:Талибы, по крайней мере, уже не верят в восстановление Исламского эмирата. Но они не хотят иметь никакого дела с нынешним правительством. Это главное препятствие и главный неразрубленный узел в процессе примирения. Несмотря на все разногласия, мы всегда говорили, что правительство является официальным органом, и без участия правительства достижение примирения невозможно. Но неправильные методы американских переговорщиков вселили в движение «Талибан» ложные ожидания. Сегодня талибы считают, что они победили в войне, и что США в любом случае уйдут из Афганистана. Поэтому «Талибан» не готов идти на уступки. Переходный механизм – это требование талибов. Но на московском заседании Межафганского диалога никакой речи о временном правительстве не было. Обсуждение этой темы была отложено до следующих встреч.

С другой стороны, не следует слишком легко относиться к избирательному процессу. Выборы – это требование Конституции, и мы должны подойти к ним подготовленными. С учетом трудностей, с которыми сталкивается процесс примирения, не думаю, что еще до выборов мы достигнем компромисса, который приведет к отмене выборов.

Афганистан.Ру: По мере интенсификации переговоров о мире появляется все больше разговоров о роспуске армии и потере достижений, которые были достигнуты за последние 18 лет. Президент Гани, ссылаясь на высказывания талибов, заявляет о своем несогласии с процессом примирения, в котором участвуют США и «Талибан». По Вашему мнению, имеются ли у Гани необходимые рычаги для того, чтобы противостоять этим переговорам?

Ю.К.: Слухи о роспуске армии появились из-за интервью Аббаса Станикзая (глава талибского офиса в Катаре – прим. Афганистан.Ру). После наших контактов, талибы скорректировали свои высказывания. На встрече в Москве мы поддержали наши достижения, особенно, армию и Вооруженные Силы. Следует различать политику отдельных личностей и государственное устройство. Государственная система принадлежит всему народу Афганистана. Нельзя разваливать государственный строй и подвергать его вызовам. Талибы отказались от своих заявлений относительно армии, и это может быть показателем некоторого изменения их позиции. Есть определенные условия, и есть определенные возможности. Вместо фанатичного проведения кампаний, заключающихся в пересмотре способов ведения политики, правительству следовало бы воспользоваться имеющимися в его распоряжении внутренними и внешними возможностями. Проблема правительства заключается в том, что оно думает только о себе и своей команде. Тех политиков, которые воспринимают государственный строй как свою кровную ценность, правительство ставит в один ряд с талибами, и это его главная ошибка. Между тем, политики, в основном, из числа руководителей Правительства национального единства считают нынешнее государственное устройство своим детищем и принесли немало жертв ради этого строя и достижений последних 18 лет. Я думаю, что нынешнее правительство запуталось и не в состоянии воспользоваться возможностями Конституции и государственного устройства Исламской Республики. При этом, правительство также не смогло добиться регионального и международного консенсуса в вопросе о поддержке Конституции и существующего строя Афганистана.

Афганистан.Ру: Какие главные препятствия стоят на пути процесса примирения?

Ю.К.: Первым и основным препятствием является отсутствие серьезных намерений у движения «Талибан». Талибы превратно воспринимают ситуацию с уходом последнего солдата из Афганистана, считая, что она даст им возможность разговаривать с народом Афганистана с позиции силы и в положении победителя.

С другой стороны, правительство также не представило никакого альтернативного пути, который мог бы способствовать разрешению проблемы мира. К сожалению, мы оказались в тупике. Мы предлагаем правительству и главам политических движений как можно скорее сесть за стол переговоров и выработать единую стратегическую позицию, на основе которой можно было бы выступить в поддержку конституционного строя Исламской Республики и противостоять «Талибану». Важнее всего было бы, чтобы президент пересмотрел свой четырехлетний политический курс, который привел к нынешнему кризису, и обратил внимание на риски, которые угрожают государству и народу Афганистана. Если он будет следовать прежнему курсу, то есть вступать в конфронтацию и с политиками, и с народом Афганистана, и с талибами, и с регионом, и со всем миром, то ему вряд ли удасться преодолеть трудности.

Афганистан.Ру: Вы принимали участие в работе Межафганского диалога в Москве. Также планируется Ваше участие в будущих встречах в Дохе и Ташкенте. Влияют ли эти встречи на изменение мышления «Талибана»? Заметили ли Вы какие-нибудь изменения во взглядах и поведении талибов?

Ю.К.: Я стараюсь сосредотачиваться на положительных аспектах. Надеюсь, что во взглядах талибов произойдут коренные стратегические изменения. До сих пор мы видели два подхода к проблеме. При этом, подход отдельных личностей всегда является очень обнадеживающим и искренним. Но существенных изменений во взглядах талибов по стратегическим вопросам до сих пор не наблюдается. Талибы по-прежнему отстаивают идею Исламского эмирата и выступают за прежние методы. К этому вопросу следует подходить осторожно. Мы стараемся сделать так, чтобы их взгляды изменились, поскольку и ситуация, и само время претерпели изменения. Мы уже не находимся в 90-х годах. В стране выросло новое поколение. Сформировалась нация. Возврат к государству талибов, к их мышлению и методам невозможен. Я надеюсь, что посредством диалога, который является единственным способом для изменения сознания, мы сделаем так, что наши будущие решения будут исходить не из интересов личностей, должностей, ситуаций или политических движений, а из интересов угнетенного народа Афганистана.

Афганистан.Ру: Будет ли правительство участвовать в переговорах политиков с талибами в Дохе и Ташкенте?

Ю.К.: Политики проводят совещания с президентом с тем, чтобы в будущем в Дохе Исламская Республика Афганистан была представлена единой делегацией. Встреча в Дохе запланирована на 25 марта. Надеюсь, что в этот раз внутренние и внешние политические круги Афганистана вступят в диалог с «Талибаном» с единым видением ситуации, основываясь на принципах государственного устройства и Конституции страны и в более представительном составе.

Афганистан.Ру: В результате недавних отставок в Избиркомах к руководству этими ведомствами пришли новые люди. Вы удовлетворены этими заменами?

Ю.К.: Корректировка избирательного законодательства и то, что кандидаты в президенты принимали участие в выборе членов Избиркомов – это положительное изменение. Способ голосования также был вполне разумным. Все почувствовали себя участниками этого процесса. В Избиркомы пришли уважаемые люди. До этого момента все происходило хорошо. Беспокойство вызывают разговоры о подкупах, угрозах и вмешательстве властей. Надеюсь, что правительственные чиновники воздержатся от вмешательства в выборный процесс и позволят Избиркомам вести независимую работу.

Афганистан.Ру: Что, по Вашему мнению, останется от Правительства национального единства и кабульских политических договоренностей по итогам выборов 2014 года с учетом изменений, произошедших на уровне руководства государственными ведомствами?

Ю.К.: От Правительства национального единства осталась только вывеска. Это правительство было сформировано на основе соглашения между двумя командами. Но сейчас вся власть находится в руках одной команды. Вторая команда полностью изолирована от управления страной. Она не участвует ни в принятии, ни в согласовании решений. Такое положение стало основным фактором, способствовавшим возникновению сегодняшнего кризиса. Для устранения подобной монополии, обеспечения реального участия второй команды в управлении страной и противодействия целой серии самоуправств должны быть предприняты разумные меры. Наличие одной атакующей команды и второй команды, занимающей пассивную позицию, привело к тому, что Правительство национального единства и верховенство закона в том значении, которое вкладывалось в эти слова, больше не существуют.

Афганистан.Ру: В последние годы позиции и стратегии государств региона в отношении афганского кризиса изменились. Некоторые страны, прежде поддерживающие правительство Афганистана в вопросе борьбы с терроризмом, теперь проявляют симпатию к «Талибан». Что привело к такому изменению взглядов региональных государств?

Ю.К.: Это горькая реальность. С точки зрения внешнего влияния движение «Талибан» разделяется на разные фракции. Имея свое влияние на те или иные фракции талибов, страны региона с учетом своих интересов и политического курса оказывают воздействие на их поведение. К сожалению, афганскому правительству не удалось добиться общерегионального согласия в вопросе об общих и легитимных интересах Афганистана и региона. В прошлом за талибами стояла одна соседняя страна. Сегодня «Талибан» так или иначе поддерживают по меньшей мере три соседних государства. Это свидетельствует о слабости внешней политики нашей страны и ее неспособности убедить страны региона и добиться международной поддержки в вопросах, представляющих общий интерес.

Афганистан.Ру: Судя по тому, что некоторые региональные государства уже высказались в поддержку команды «Мир и умеренность», внешние игроки активно следят за ходом электорального процесса в Афганистане. Каков рейтинг Вашей команды на международном уровне? Как Вы думаете, удастся ли вам на предстоящих выборах вытеснить Гани из президентского дворца?

К счастью, в нашей команде собралось много влиятельных политиков, и поэтому мы смогли упрочить свой статус в международном рейтинге. Большинство стран – не только одна-две страны Евросоюза, но и многие более удаленные государства – полагают, что команда «Мир и умеренность» является хорошей альтернативой как по причине наличия в ней известных личностей, так и по причине ее программы и теплого приема нашей команды со стороны афганского народа. Благодаря политическому, этническому и религиозному разнообразию наша команда является лидером президентской гонки и может конституционным путем, на прозрачных выборах добиться изменений в стране.

Афганистан.Ру: Господин Кануни, Вы являетесь одним из лидеров партии «Джамиат-и-Ислами». На президентских выборах видные деятели Вашей партии примкнули к различным избирательным командам. Это привело к неразберихе и неопределенности в рядах самой партии и бывшего Северного альянса. Смогут ли члены партии вновь собраться вместе?

Ю.К.: Выборы – это временное явление. Ранее с приближением выборов тоже происходили некоторые неурядицы, но они вскоре были улажены и взяты под контроль. Во время первых, вторых и третьих выборов ситуация была кардинальной другой, чем сегодня. Несмотря на отдельные разногласия, к счастью, я не вижу серьезных проблем в лагере Северного альянса. Особенно, в вопросе о примирении, где все в одинаковой степени испытывают тревогу и осознают угрозы. Мы надеемся, что в будущем станем свидетелями позитивных перемен. Предвыборные споры – это естественное явление. Они не так уж важны и серьезны. Мы надеемся, что после выборов все расхождения и неурядицы будут улажены.

Афганистан.Ру: Благодарю Вас, господин Кануни.

Афганистан > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 5 марта 2019 > № 2916440


Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 5 марта 2019 > № 2916441

Общественные организации не одобрили новый состав афганских избирательных ведомств

Представители ряда общественных организаций подвергли резкой критике новые составы Независимой избирательной комиссии и Комиссии по жалобам на злоупотребления при выборах, сформированные по итогам голосования кандидатов в президенты.

Как уже сообщал «Афганистан.Ру», в понедельник члены избирательных ведомств приняли присягу. Прежние составы комиссий были отправлены в отставку ещё в феврале по инициативе президента Мохаммад Ашрафа Гани.

Всего на посты в избирательных ведомствах претендовал 81 человек – кандидатуры на рассмотрение были предложены политическими партиями и общественными организациями. Примечательно, что четверо из 14 членов комиссий участвовали в прошлогодних парламентских выборах в качестве кандидатов в депутаты, а ещё несколько занимают государственные посты.

Тем не менее, впоследствии президент и его официальный представитель сообщили, что связи между членами избирательных комиссий и партиями должны быть завершены, а госслужащие были отстранены от прежних постов в связи с новым назначением.

Уже после голосования двое претендентов на места в Комиссии по жалобам, набравшие достаточное число голосов для получения членства, были заменены другими кандидатами под предлогом проблем с документацией.

Комментируя новые составы комиссий, глава Фонда открытых выборов Афганистана Мохаммад Наим Аюбзада отметил, что наличие связей сотрудников ведомств с политическими партиями исключает принцип независимости. Общественный деятель также выразил сомнения в том, что лица, вошедшие в состав комиссий, обладают достаточным опытом и уровнем профессионализма.

В свою очередь, руководитель Фонда свободных и честных выборов Афганистана Юсуф Рашид также обратил внимание на несоблюдение принципов независимости и игнорирование опыта претендентов. В частности, он упомянул о двух бывших сотрудниках НИК, получивших посты в Комиссии по жалобам, вопреки их специализации.

Юсуф Рашид упомянул о том, что в состав НИК вошла женщина-политик Хава Алам Нуристани, приходящаяся родственницей кандидату в президенты Фарамарзу Тамане, и добавил, что каждый из членов комиссий поддерживает связи по меньшей мере с одной партией или претендентом на пост главы государства.

«Кандидаты в президенты безответственно выбирали своих протеже, заключали сделки и игнорировали заслуги, – заявил глава организации, специализирующейся на контроле над соблюдением избирательного права. – Политические партии также показали, что желают контролировать всё – и правительство, и парламент, и избирательные комиссии».

Примечательно, что процесс выборов в комиссии также подверг критике кандидат в президенты Саид Нурулла Джалили, отказавшийся от участия в голосовании по вопросу формирования состава избирательных ведомств, передаёт информагентство «Пажвок».

Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 5 марта 2019 > № 2916441


Афганистан. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 5 марта 2019 > № 2916434

Казахстан займется восстановлением экономики Афганистана

Казахстан планирует развивать экономику Афганистана, заявил министр иностранных дел Казахстана Бейбут Атамкулов.

В ходе выступления на правительственном часе в Мажилисе (нижней палате парламента) глава МИД подчеркнул, что в настоящее время товарооборот между странами составляет более 500 млн. долларов. Он отметил, что в 2017 – 2018 годах основной оборот составила поставка муки и зерна из Казахстана.

Кроме того, министр напомнил, что его страна сотрудничает с Афганистаном в сфере образования. По его словам, к 2021 году в вузах Казахстана будут подготовлены тысячи афганских специалистов. Он добавил, что Казахстан вместе с Узбекистаном проведут образовательную программу для афганских женщин.

Атамкулов также рассказал, что казахстанская компания займется строительством участка железной дороги, связывающей Иран и Афганистан. Конкурс на поставку 350 тысяч тонн рельсов для этой дороги выиграл Актюбинский рельсобалочный завод, сообщает казахстанская пресса.

Тем временем заместитель министра индустрии и инфраструктурного развития Тимур Токтабаев сообщил, что Казахстан планирует разработку нефтегазовых месторождений в Афганистане.

Афганистан. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 5 марта 2019 > № 2916434


Афганистан. СКФО > СМИ, ИТ. Армия, полиция > zavtra.ru, 3 марта 2019 > № 2907745 Николай Иванов

Николай Иванов: "Я отвечаю за литературу"

председатель Союза писателей России о Афганистане и Чечне, военной журналистике и литературе

Владислав Шурыгин

Военная стезя меня догнала

Владислав ШУРЫГИН. Николай Фёдорович, большая часть вашей жизни прошла в рядах Вооружённых Сил, армия стала главной темой творчества. Как состоялся выбор этой судьбы? Почему вы стали военным?

Николай ИВАНОВ. Тут несколько причин. Отец у меня был фронтовик, брал Кенигсберг, был пулемётчиком, и там, под Кенигсбергом был ранен, потерял сознание и очнулся, когда почувствовал, что его кто-то лижет ему лицо, он открыл глаза – а это санитарная собака с волокушей. Она рыскала среди руин в поисках раненых, он перекатился на волокушу и очнулся только в госпитале. Так он остался жив. Та собака спасла отцу жизнь. За те бои был награждён Орденом Отечественной войны. Поэтому я вырос на его рассказах об армии, о войне. Ему повезло, он очень гордился офицерами своей части. Всегда отмечал их подтянутость, порядочность, заботу. Что сначала солдата накормят, а потом сами едят. Для него это были какие-то знаковые, святые воспоминания, и он ими очень дорожил всю жизнь. Мама Анна Григорьевна тоже прошла через войну, была партизанкой. Награждена медалью «Партизану Отечественной войны», Орденом Отечественной войны и Красной Звездой. Её отец, мой дед, был комиссаром партизанского отряда, он погиб при прорыве, из окружения. К тому же я жил на Бряньщине, где шли тяжёлые бои. Сразу за селом были старые окопы, траншеи. Часто попадались снаряды и «крылатки» - так мы называли миномётные мины. Находили и останки солдат на полях. Трактора распахивали поля и вскрывали засыпанные траншеи, с погибшими в них бойцами. И меня, помню, поразило отношение жителей села. Однажды нашли останки солдата и для костей сделали гроб для перезахоронения, гроб маленький, ну, как сейчас хоронят. А тогда наши сельские возмутились! «Это был солдат, а не мальчик! Что вы сбросили кости в этот ящик? Делайте настоящую домовину, делайте настоящий гроб, как солдату, как человеку». И тот маленький гробик куда-то забросили, а сделали большой, настоящий гроб для солдата.

Во-вторых, я много читал, и очень любил военные книги. Книжки про пограничников, про войну. И однажды мне попались две книжки: «Уходим завтра в море» - это про тбилисских нахимовцев, и «Счастливый день суворовца Криничного». Они меня тогда поразили, я понял, что, оказывается, и мальчики могут быть военными. И, конечно, стал мечтать о суворовском училище. Сказал об этом отцу, отец спросил у военкома – где и что? Военком пообещал помочь. И однажды, после восьмого класса, когда я копал торф на болоте, приехала сестра на велосипеде, и прокричала, что меня вызывают в военкомат, а это 25 километров от нас в Суземке. Там мне предложили поступать в суворовское училище. Экзамены я сдал уверенно…

Владислав ШУРЫГИН. Скажите, а как получилось, что вы, вдруг, выбрали военную журналистику? Ведь старт в суворовском учили был командный. Вице-сержант, вице-старшина. И вдруг потом львовское военно-политическое училище, журналистика.

Николай ИВАНОВ. Тут своя история. У меня отец часто писал в газету. Как тогда говорили, был селькором, сельским корреспондентом. И я этим очень гордился. Вот прошло какое-то событие – обмолот зерна там, или кого-то наградили орденом, медалью, ну, прошло событие и прошло, и вдруг об этом пишет газета, а внизу стоит подпись моего отца. В этом было для меня что-то таинственное и совершенно непостижимое. В суворовском училище, как все, наверное, в этом возрасте, какие-то стихи писал. Командиры это заметили и, естественно, привлекли к работе в стенгазете, а потом однажды я взял и написал замету в окружную газету «Красный воин», Дмитрий Азаров был редактор, полковник. И меня опубликовали! Это был переломный момент. Я начал более – менее регулярно туда писать и потом твёрдо решил – пойду в военные журналисты. Командиры говорили, Николай, мы хотим, чтобы ты стал генералом, ты пойдёшь в московское ВОКУ. У тебя получается командовать, не губи карьеру. Какая журналистика? Ты там и полковника не получишь, это же журналисты военные, а ты – командир. Но я уперся – отпустите меня в журналисты! И мне подписали рапорт на Львовское военно-политическое училище журналистов. Но командная стезя от меня никуда не ушла. Она меня догнала в Афганистане. Я прибыл туда в дивизионную газету Витебской десантной дивизии и как её корреспондент сразу начал стал ходить с её подразделениями на операции, на «боевые», как тогда говорили. На операциях, на которые шло свыше полка, обязательно должен был быть журналист от редакции. И после нескольких таких выходом, меня начали специально «заказывать». Журналиста всё равно надо посылать, и командиры говорили: «А вот пусть с нами Иванов идёт». Потому что я не разыгрывал из себя какую-то «белую кость», а когда надо было, когда штатные командиры выбывали из боя по причинам ранения или гибели, то заменял их. Ездил командиром на подвозе, в колонне сопровождения, даже сидел старшим в засаде, чем я только ни командовал! Я был как бы свободный офицер, который мог заткнуть любую дыру. И то, что я получил медаль «За отвагу», по-моему, первый журналист после Великой Отечественной войны, это, наверное, как раз вот эта командирская жилка и проявилась.

Владислав ШУРЫГИН. Было прекрасное училище, мы его оба помним, которое готовило военных журналистов, это наша альма-матер. Сегодня военных журналистов в офицерском звании военные училища больше не готовят. Может быть, военная журналистика как профессия не нужна? И что такое военная журналистика? Как вы её видите?

Николай ИВАНОВ. Быть военным журналистом – это в первую очередь жить жизнью войск и уметь добывать материал. Невозможно стать настоящим журналистом вдали от армии, наблюдая со стороны. Потому что в военной журналистике нельзя придумать и описать какие-то события, не участвуя в них. И, если идёт марш-бросок, то, чтобы описать это, ты должен идти вместе с солдатами на марш-броске. Я попал в десантные войска, и как я мог описать парашютные прыжки, если сам не прыгнул ни разу? Поэтому военная журналистика – это личное участие, военная журналистика – это собственная военная биография.

Владислав ШУРЫГИН. Вы были десантником. И сколько выполнили прыжков в итоге?

Николай ИВАНОВ. В моей книжке воздушно-десантной подготовки записано 59 прыжков. Но это не точная цифра. В ВДВ была практика, когда мы иногда прыгали за других. Каждый десантник в год должен прыгнуть не менее пяти раз, тогда ему рассчитывается служба год за полтора, ты подтверждаешь свою квалификацию. Но прыжки – не каждый день, люди готовы прыгать, но может испортиться погода, и прыжков нет, затем офицер уезжает в академию учиться, он выпадает на два-три месяца, когда идут прыжки, или он попадает в госпиталь, и мы тогда прыгали за своих друзей. Это такая маленькая хитрость, о которой уже можно рассказать.

Владислав ШУРЫГИН. Афганский поход – десятилетняя война это целая эпоха и в истории страны. Афганистан – это особый мир, уже сколько лет прошло, но до сих пор это «палящее солнце Афганистана» над всеми, кто там был, оно светит. Чем он стал для вас?

Николай ИВАНОВ. Один только штрих. Я время очень часто оцениваю по тем песням, которые запели об этом времени. Вот в Афганистане запели много песен, а в Чечне, заметь, – нет. «Чеченские» песни – это переделанные «афганские», вот как-то так сложилось. «Афган» всех нас опалил. Но в этом огне было и что-то очистительное, благородное. Мы были уверены, что участвуем в каком-то большом походе. Что делаем важное дело. Это был последний великий поход нашей Советской Армии. И он не был захватническим, как бы сегодня это не хотелось кому-то представить. Мы и сражались, но и созидали - строили школы, больницы, заводы и плотины, помогали арыки восстанавливать. Поэтому сегодня, спустя почти тридцать лет после нашего ухода, даже бывшие непримиримые враги нас вспоминают с уважением и некоторые даже признают, что зря сражались против «шурави». Об американцах, которые уже, между прочим, почти восемнадцать лет там воюют, они так не говорят. И моя первая повесть «Гроза над Гиндукушем» была посвящена Афганистану. Она, скажем так, «выстрелила», её главы опубликовали в «Красной звезде», потом полностью в журнале «Октябрь». За неё я получил премию Николая Островского. После неё мне предложили перейти в центральную прессу, в журнал «Советский воин».

Владислав ШУРЫГИН. Если говорить о примерах, есть у вас какая-то собственная история – военная или фронтовая, которая для вас является примером того, что такое офицерская честь, боевое товарищество?

Николай ИВАНОВ. Для меня пример один, самый яркий, это моя личная судьба, когда я попал в заложники в Чечне. И когда договорились о моём освобождении, в Чечню прилетели два оперативника, подполковники Евгений Расходчиков и Геннадий Никифоров, бывшие сотрудники «Альфы». Они прилетели на этот обмен, но, как это обычно бывает, в таких случаях, обе стороны не доверяли друг другу и их долго проверяли. Перевозили с места на место, тянули время. В конечном итоге обмен назначили на 9 часов вечера в горах, на какой-то на тропе, и они согласились идти туда меня освобождать. Вместе с бандой идти! По дороге оба выдернули чеки из гранат, мол, без глупостей! Если что, взрываемся все вместе. Такая ситуация была. Но снова начались хождения по горам и затяжки. Нужно было возвращаться, но они остались с боевиками, надеясь на то, что смогут меня освободить. А для своих они пропали на полтора суток. В Москве уже не знали что думать. Их жёны Людмила и Раиса уже от горя почернели. И когда мы вернулись, они своим мужьям задали очень важный для меня лично вопрос, – кто такой Иванов и стоило ли ради него рисковать жизнью? Они ответили – конечно, стоило!

Это – очень важно для офицера, для твоего поведения в этой жизни, для того, что ты значишь в этой жизни, пойдут тебя выручать, или не пойдут, найдутся люди, друзья, которые встанут рядом, или не найдутся. Вот мне повезло, нашлись те, которые пошли.

Горькая азбука плена

Владислав ШУРЫГИН. Вы очень редкий человек, который имеет печальный и страшный опыт плена. Что это за опыт?

Николай ИВАНОВ. В плену опыт – это каждый день новая страничка, которую ты сам пишешь, часто своей кровью и болью. У меня заболел зуб, естественно, лекарств не дали, ничего не дали, и я попросил плоскогубцы, чтобы самому зуб вырвать, они говорят – можем только прикладом выбить. И я так машинально, может быть, чисто по-деревенски, говорю, дайте тогда кусочек сала, я приложу, сало оттягивает боль, и тут мне приклад летит в лоб –какое сало у мусульман? Или в одной из ям я нашёл какой-то платок, повязал на голову, потому что голова стынет под землёй, октябрь месяц уже. Я повязал голову, но повязал этот платок так, как повязывают «банданы», и тоже тут же получил прикладом в лоб – ты что, федерал? Ты что, сидишь у нас в яме, а строишь из себя федерала? Такая вот горькая азбука плена.

Владислав ШУРЫГИН. Этому посвящён ваш роман «Расстрелять в ноябре»?

Николай ИВАНОВ. Да. Меня, что интересно, очень поддержало в плену то, что я всё-таки писатель. В один из дней, на дне ямы где я сидел, я себе сказал – если я выйду из плена, я напишу книгу об этом. И с этого момента во мне как бы жило два человека. Я – тот кто сидит в этой яме, живо человек и другой, тот кто всё это видит как бы со стороны. Я анализировал, как я себя веду, как я себя держу, опускаюсь я, или не опускаюсь, позволяю себе какие-то такие вещи, за которые мне будет стыдно, или нет. Вот это постоянно держало меня на каком-то контроле. Потому что я хотел писать о человеке, который несмотря ни на что, сохранил человеческое достоинство и ничего не выдумывать, не прятать. Я хотел написать честную книгу о кавказском пленнике конца двадцатого века.

Владислав ШУРЫГИН. Сколько вы пробыли там?

Николай ИВАНОВ. 113 дней. 113 дней и семь ям. В ямах пленников держать очень выгодно, потому что не надо большой охраны, опустили в яму, сверху борону бросили, гранатные растяжки поставили – и никакой охраны не надо. Ямы были разные. Комфортные, где можно вытянуться, и такие где в которых можно было только лежать в позе эмбриона, стоять только на коленях. Двадцать семь расчёсок в длину, двенадцать расчёсок в ширину – была и такая яма.

Владислав ШУРЫГИН. Странно. В яме у вас была расчёска?

Николай ИВАНОВ. Да, я некоторые вещи сохранил. Это опять же азбука плена – во время пленения, захвата сохранить на себе как можно больше одежды и каких-то предметов. Первое, что я сделал, это сломал авторучку, и она осталась у меня, я порвал и выбросил браслет на часах, а их спрятал, пока была минутная суматоха. Я разорвал рубаху, и она осталась у меня, хотя костюм потом отобрали, потому что был более-менее хороший, и туфли отобрали. А время тянулось настолько медленно, что я запрещал себе думать сразу обо всём. Вот сегодняшний день я буду вспоминать только о работе, только о первом этаже. Кабинеты какие, кто здесь сидит, как сидит, как их звать, как бумаги были расположены. Потому, что если я подумаю сразу обо всей налоговой полиции, о Маросейке-12 своей любимой, то о чём я буду думать завтра? Следующий день – следующий этаж. Чтобы не опуститься, оказалось очень важно – не потеряться во времени. Я специально два календарика вёл. В один дни записывал, а в другом вычёркивал.

Владислав ШУРЫГИН. Вы сидели вдвоём с кем-то?

Николай ИВАНОВ. Мы сидели втроём. Это был водитель машины, на который мы ехали, и Борис Таукенов, с кем мы уехали из посёлка. Нас и освободили с разницей в неделю…

Владислав ШУРЫГИН. А судьба этих похитителей неизвестна?

Николай ИВАНОВ. Двоих. Был уничтожен Рамзан, главарь банды, который нас захватил. Омские омоновцы на блокпосту его остановили, все документы в порядке, пропустили, но он не сдержался и по-чеченски сказал: «Козлы, ждите, я вернусь, и вернусь не один, всех вас здесь на месте положу». А один из омоновцев был родом из Грозного, хорошо знал чеченский язык. Сразу связались со следующим блокпостом и там уже его машину досконально проверили, обнаружили оружие. Он попытался сбежать, но был застрелен. А ещё, спустя пару лет, после плена был звонок от «Боксёра», охранника, который всё время грозил мне уши отрезать, всё время ножичком играл и придурялся – ох, как я отрежу тебе уши! Вышла книга о плене и, вдруг раздался ночью звонок. «Это полковник Иванов?» Я говорю: «Да». «Это «Боксёр», помните, уши хотел вам отрезать?» Я мгновенно сел на кровати, сон как рукой сняло. Говорю: «Помню!». «Мне попалась ваша книга, я её прочёл, я вижу, что вы всё честно написали, вы не стали выставлять себя героем в этой ситуации, вы написали всё правильно, и я хочу извиниться перед вашей семьёй за те страдания, которые мы вам причинили». Такой вот странный финал истории…

Я метла новая, но мету по-старому

Владислав ШУРЫГИН. Вот вы возглавили одну из самых легендарных творческих организаций – Союз писателей России. Вы – военный писатель, вы – офицер…

Николай ИВАНОВ. Это мне ставили в упрёк при выборе, когда было голосование. Один из упрёков был – как, он же офицер, и что он понимает в нашей творческой работе?

Владислав ШУРЫГИН. Тогда вопрос задам – как вы себя чувствуете в кресле, в котором до вас сидели такие громадные наши вершины Соболев, Бондарев, Михалков?

Николай ИВАНОВ. Когда меня избрали, первое, что я сделал, я поехал на Новодевичье кладбище, нашёл могилу Леонида Соболева, первого председателя Союза писателей, я пришёл к нему, положил цветы, поправил всё на могиле. Для меня это очень важно сотрадиции Союза, хранить созданное моими предшественниками: Соболевым, Сергеем Михалковым, Юрием Бондаревым, Валерием Ганичевым. Это имена, которые знает весь мир! И, когда после нескольких первых месяцев работы, мне сказали, что вот новая метла по-старому метёт, я сказал, что это самый большой комплимент для меня. Метла новая, но не то, что по-старому, но я не предам идеалы тех моих предшественников, которые были. Я не сверну, не перевернусь на 180 градусов, и не стану вытаптывать вокруг себя землю и говорить, что с меня всё тут начинается.

Владислав ШУРЫГИН. Весь девятнадцатый и двадцатый век русская литература выполняла роль духовного лидера нации. В предыдущие века ею была религия, а потом появилась великая русская литература. Но сегодня мир интернета, мир, который позволяет создавать любые виртуальные миры, мир, в котором информация начинает обращаться со скоростью света. Книги, как носитель информации, очевидно стареют. Вот, по-вашему, какая роль и какое место литературы в жизни России сегодняшней?

Николай ИВАНОВ. Писатели, конечно же, в силу того, что они больше размышляют, больше думают над словом, работают над словом, они не так мобильны, как интернет-пользователи, блогеры, и последние вроде как выходят на первые роли. Вот этот получил 100 «лайков», а тот 500 и 10 «перепостов». Но если мы побежим за ними, мы потеряем литературу. Писателю важно остаться со словом. Важно остаться в одиночестве, важно остаться с чистым листом бумаги и не дёргаться, не спешить. Конечно же, мы должны учитывать время и читателя сегодняшнего – его более клиповое мышление, его динамичность. Я не знаю, если бы сегодня начал публиковаться Толстой со своими огромными абзацами, был бы он прочитан до конца, или нет. Литература меняется. Эпоха тяжеловесных романов уходит. Снова возвращаются малые формы – рассказы, повести, хотя ещё по прежнему можно писать на любой, даже небольшой книге «роман». Но при этом, писателю важно не сорваться, не побежать вслед за блогерами, не побежать вслед за модными авторами, которых вдруг начинают раскручивать издательства. Издательства сегодня плачут, что падают тиражи, здесь отрицательную роль играют сами издательства. Для коммерческих целей они литературу разбили на сектора, разбили литературу на серии. И сейчас обычную книгу просто не берут, потому что она не вписывается ни в какую серию. Ты должен писать книгу именно вот этой серии и не одну. И быстро, потому что, если в серии не выходит четыре-пять книг в месяц, она забывается, гаснет. Поэтому издательству нужны под каждую серию авторы, авторы, авторы. Это уже не литература, а конвейер! Отработал ты тему, не отработал – не важно, надо выпустить книгу. Какая тут работа над словом? Какой сюжет. Эту литературу нужно мерить километрами, она ни о чём.

Но, несмотря на это, сохраняется поток новых читателей, людей думающих, людей, которые любят чтение, которые любят слово. Пишет не на потоке, а действительно творит.

Владислав ШУРЫГИН. А есть ли сегодня военная литература?

Николай ИВАНОВ. Я бы термин «военная литература» не употреблял, есть литература о войне. А лучшая литература двадцатого века – это всё-таки литература о Великой Отечественной войне, ну, как мы говорим. Но эта литература должна выйти из окопа, она должна не только для военных быть, она должна быть общегражданской. Но вот беда, и в этом жанре, как только человек начинал писать его тут же в издательстве запрягали, ставили на поток – пиши! В год не меньше трёх книг! Но он ещё и писать-то толком научился. И эта скороспелость просто выжигала автора. Если в первых произведениях ещё дышал талант, горела божья искра, то глядишь, через год это была уже мертвенная «текстуха» на тему бум-бах-трах! К сожалению, многие ребята, которые «выстрелили», потом на 90 процентов оказались скороспелками и не превратились в писателей. Они могут написать на заказ, но это не будет литературой.

Владислав ШУРЫГИН. Насколько в вас сегодня живёт военный Иванов и насколько он внутри вас уживается с писателем Ивановым?

Николай ИВАНОВ. «Военность» мне не мешает. Она даёт определённую дисциплину, дисциплину исполнительности, а это в моей сегодняшней работе крайне важно. Союз необходимо восстанавливать, вытаскивать из застоя. Нужно наладить работу аппарата, работу с авторами и здесь мой военный опыт более чем востребован. Мне моя «военность» даёт системность, но она ещё даёт мне нравственное право не опускать глаза, потому что я никого не предал и не подставил в своей жизни, и очень хочу, чтобы в Союзе писателей России были такие же отношения, открытые, и чтобы оценка была по конечному результату. И для меня очень важен девиз, который я много раз слышал от своих командиров, – «Делаете вы, а отвечаю я!». Вот брать на себя ответственность, не увиливать в сторону это наше, военное. Делаете вы, а отвечаю я! Пишете вы, а отвечаю я за литературу я…

Афганистан. СКФО > СМИ, ИТ. Армия, полиция > zavtra.ru, 3 марта 2019 > № 2907745 Николай Иванов


Афганистан. Индия. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > afghanistan.ru, 24 февраля 2019 > № 2916435

Первый груз из Афганистана будет направлен в Индию через порт Чабахар

Сегодня президент Афганистана Мохаммад Ашраф Гани открыл церемонию отправки первого груза из Афганистана в Индию через иранский порт Чабахар.

Мероприятие состоялось в городе Зарандж, административном центре юго-западной провинции Нимроз, откуда в иранский порт были отправлены 570 тонн товаров для дальнейшей доставки в Индию.

В ходе выступления на церемонии глава государства подчеркнул, что открытие нового торгового маршрута позволит увеличить объемы афганского экспорта до 2 млрд. долларов и будет способствовать развитию провинции Нимроз, сообщает телеканал «Толо».

Тем временем посол Индии в Афганистане Винай Кумар, также присутствовавший на церемонии, отметил, что после открытия воздушного коридора между странами экспорт из Афганистана в Индию увеличился на 40%.

Как уже отмечал «Афганистан.Ру», в мае 2016 года Афганистан, Иран и Индия подписали трехстороннее соглашение о совместном использовании иранского порта Чабахар. Вышеупомянутое соглашение было встречено афганскими бизнесменами с энтузиазмом, поскольку позволяет открыть новый торговый маршрут, не проходящий через проблемную территорию Пакистана.

Афганистан. Индия. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > afghanistan.ru, 24 февраля 2019 > № 2916435


Афганистан. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 февраля 2019 > № 2901621

Khorasan (Иран): русские и талибы* - на этот раз рядом

Тридцать лет назад, в эти самые дни, вооруженные силы СССР были выведены из Афганистана. Автор называет присутствие советского воинского контингента в Афганистане оккупацией и обвиняет нынешнюю Россию в сотрудничестве с экстремистскими группировками. Более того, искусно жонглируя фактами, автор пытается убедить читателя, что это СССР виноват в том, что в Афганистане до сих пор процветает наркобизнес.

Khorasan, Иран

«Хамшахри»: материал опубликован изданием «Хамшахри», и его выводы могут не совпадать (полностью, либо частично) с точкой зрения настоящего издания.

Тридцать лет назад, в эти самые дни, вооруженные силы СССР вынуждены были прекратить военную оккупацию Афганистана и покинуть территорию этой страны. Последствия разрушений, возникших вследствие этой оккупации, были таковы, что до сих пор, спустя 3 десятилетия, ни сам Афганистан, ни международное сообщество так и не смогли их ликвидировать или хотя бы вернуть страну в то состояние, в котором она была до начала оккупации.

Помимо нанесенного стране материального ущерба, велики были потери и в духовно-нравственном плане — в частности, Афганистан утратил, и, вероятно, надолго, ощущение национального единства. Страну не смогли вновь собрать воедино ни административные центры и центральное правительство, ни этноплеменные объединения, ни отдельные полевые командиры.

Россия как официальный правопреемник СССР, не возместила убытки, возникшие вследствие этой неравной войны — ни разрушений инфраструктуры в ходе боевых действий, ни человеческих потерь, ни колоссального урона, нанесенного производительным силам страны. Но сейчас Россия снова проявляет интерес к Афганистану, стремиться играть определенную роль в политической жизни страны. А правительство Афганистана надеется хотя бы сейчас добиться от России хоть какого-то возмещения ущерба той войны, и добивается этого как через непосредственные контакты с Россией, так и поднимая эту тему в международных институтах.

Генеральный секретарь ЦК Компартии СССР и председатель Президиума Верховного Совета Леонид Брежнев, приняв решение о вводе советских войск на территорию Афганистана в 1979 году, заложил, таким образом, основы всех нынешних проблем страны, да и всего региона в целом — экстремизма, терроризма, наркотрафика и наркоторговли, просто элементарного отсутствия безопасности.

Сейчас поведение России иное — она пытается способствовать примирению всех политических сил и группировок страны, заключению перемирия и установлению мира. Однако добивается она этого, делая ставку на экстремистские группировки — те самые, что когда-то были во главе сопротивления оккупационному режиму, установленному вооруженными силами СССР. И теперь те, что когда-то возглавили здесь сопротивление Советам, находятся вместе с Россией за одним столом переговоров.

Боевиков-талибов* («Талибан», организация, запрещенная в РФ прим.ред.) сейчас все узнают в стране по автоматам Калашникова. Автоматам советского, ныне российского производства. Именно это оружие в основном использовалось здесь, — как в партизанской войне против Советов, так и сейчас, в войне с правительственными силами Афганистана. Для того, чтобы продолжать войну против центрального правительства страны, талибам нужны сейчас две вещи — деньги и оружие.

Важнейший вопрос, которым задаются сейчас многие - кто снабжает оружием так называемое движение «Талибан»*? В период советского вооруженного присутствия в стране, вооруженные группировки, противостоявшие советскому контингенту, получали оружие, главным образом, с Запада. Прежде всего, это было оружие американского производства. Но после ухода советских войск ситуация сложилась иная. Афганистан почти на десятилетие оказался предоставлен сам себе. И тогда, в середине 90-х годов прошлого века, именно «Талибан»* превратился в основную военно-политическую группировку, нарушив сложившееся к тому времени в стране некоторое равновесие всех сил.

В тот период оружие попадало к талибам из разных источников. После событий 11 сентября (2001 года) и начала вооруженного присутствия в стране США и так называемой Международной коалиции (состоящей из стран НАТО), талибы и группировка «Аль-Каида»** (запрещена в РФ прим.ред.) оказались главными силами, возглавившими борьбу против оккупации Афганистана на этот раз. Но только теперь борьбу против оккупации страны не Востоком (точнее, Севером), а Западом.

Афганский театр военных действий вновь претерпел изменения. И каковы же источники снабжения оружием талибов сейчас, когда они воюют не против Советов, а против США, и каким образом они получают необходимую материальную поддержку? Ведь если сейчас именно США возглавляют вооруженную интервенцию в Афганистане, а талибы считают именно их главным своим противником, то будет нелогичным представить, что оружие поступает к талибам по тем же каналам, что и во время советской интервенции, то есть с Запада. И снабжение американцами оружием талибов, оружием, которым потом будут убивать американских солдат и военных из группировки НАТО, — факт, противоречащий здравому смыслу. Следовательно, оружие поступает к талибам по иным каналам и из иных источников. К тому же, как мы упомянули, основное оружие талибов — это автомат Калашникова. Но автомат Калашникова не состоит на вооружении ни в американской армии, ни в войсках НАТО, и не производится в Соединенных Штатах.

А каковы источники финансирования движения «Талибан»*? Также, навряд ли можно допустить, чтобы финансирование, в котором нуждаются талибы, поступало бы из США или стран Международной коалиции, поскольку ни США, ни Коалиция не могут финансировать тех, против кого непосредственно они воюют. Есть некоторые свидетельства, что средства якобы поступают к талибам от представителей радикальных исламских течений и экстремистских группировок, присутствующих в арабских странах региона. Действительно, эти группировки могут быть заинтересованы в том, чтобы поддерживать вооруженный джихад талибов. Но и в этом случае финансирование не будет постоянным — скорее всего, оно будет осуществляться от случая к случаю. Мы же, очевидно, имеем дело с регулярным финансированием. Террористические группировки нуждаются в постоянном финансировании, чтобы содержать боевиков, постоянно пополнять боеприпасы и приобретать вооружение. Некоторые утверждают, что одним из важных источников финансирования талибов является продажа наркотиков и наркосырья, которое разводят, главным образом, на территории, не контролируемой центральным афганским правительством.

На разных международных конференциях, посвященных миру и модернизации Афганистана, не слишком много говорится о возможных альтернативных путях для развития сельского хозяйства в этой стране: в частности, о том, как переориентировать его с производства наркотиков на производство продуктов питания и тех товаров, которые нужны людям и народному хозяйству. Получается, что, словно бы некоторым странам очень нужно, чтобы Афганистан продолжал экспортировать наркопродукцию. А судьба Афганистана их будто бы не слишком волнует. В то же время и в самом Афганистане, и в Иране постоянно растут объемы продаж, потребления и покупок наркотической продукции. По мере того, как растет число терактов, организуемых в Афганистане талибами, растут и объемы выращивания и производства наркотиков, и в то же время, количество наркотиков, которые правоохранительные органы обнаруживают в соседних странах, в Иране, в том числе, так же растет.

Соответствующая структура в ООН, которая занимается проблемами наркобизнеса, ежегодно в своих отчетах предоставляет много важной и заслуживающей доверия информации о производстве и реализации «дьявольской продукции». Существует ли прямая связь между талибами и наркобизнесом? Все население Афганистана — это мусульмане. Но и все наркодельцы и наркопроизводители этой страны — тоже мусульмане. Они должны хорошо знать, что производство, распределение и реализация наркотиков, торговля наркопродукцией, которая не просто вредная, но и способствует уничтожению нации, противоречит и нарушает все каноны ислама и шариата. Но ни наркодельцы, ни религиозные лидеры, ни духовенство не предприняли никаких серьезных шагов против производства «продукции Дьявола», причины всех бедствий и несчастий страны, никак не способствуют тому, чтобы запретить этот крайне опасный для всей нации вид бизнеса.

До оккупации Афганистана советским контингентом, Афганистан был страной с процветающим сельским хозяйством, развитым производством предметов искусства, страной, в которой развивались ремесла и народные промыслы, что делало страну интересной для международного туризма. Но начало советской оккупации приводит к появлению в стране Движения вооруженного сопротивления Советам, а также к тому, что соседние страны, в том числе Иран и Пакистан, наводнили миллионы беженцев-афганцев. И именно в этот период подавляющая часть производительных сил страны отошла от мирного производства, и вместо того, чтобы приумножать благосостояние страны, она включается в вооруженное сопротивление оккупационному режиму и его пособникам. Но, как известно, когда большинство населения страны воюет, благосостояние в ней не растет. С другой стороны, те, кто не мог, не хотел, не был способен участвовать в войне, просто мигрировали в соседние страны и начинали работать на рост благосостояния других стран.

В период советской оккупации, основные политические и полувоенные группировки, вовлеченные в борьбу против присутствия Советов, для финансового и материального обеспечения своей борьбы, вынужденно прибегали к разведению наркосырья, производству и торговле наркотиками. И в условиях борьбы с иноземной оккупацией они постепенно стали считать этот вид промысла вполне законным и оправданным. При этом религиозное (мусульманское) учение в целом порицает и запрещает производство наркотиков и психотропных веществ, как и осуждает извлечение дохода из того, что наносит вред здоровью и физическому существованию других людей.

Сейчас талибы уже активно ищут контакты для ведения переговорного процесса за пределами Афганистана: в Пакистане, в Катаре, при участии диппредставительства США, а также в Москве. Но при этом талибы продолжают и теракты, и убийства, и масштабные акции по запугиванию населения. Они называют поводом своих действий присутствие в Афганистане иностранных войск (в основном, американцев), однако на деле они осуществляют свой «джихад» не только против них, но и против правительственных войск, полиции, состоящей из граждан собственной страны, и временами подвергают атакам, обстрелам и бомбардировкам гражданское население и гражданские объекты.

Народ Афганистана до сих пор еще не забыл тот черный период, когда талибы не только осуществляли свой террор, но и руководили страной. Они не соблюдают ни перемирия, священного для мусульман месяца рамазан, ни временное прекращение огня, предлагаемое правительственными силами, все равно продолжая убийства и обстрелы. Совершенно очевидно, почему талибы не соблюдают условий перемирия, а переговоры с правительственными силами всегда обуславливают полным выводом из страны иностранных войск. Ведь бюджет правительства, финансирование правительственной армии, полиции существует не только за счет местных средств, но и за счет международных организаций, ООН, помощи стран, входящих в Международную коалицию. Вывод иностранных войск из Афганистана будет означать прекращение этой помощи. И как только зарубежная финансовая помощь прекратится, сразу же будет невозможно удержать армию и полицию в едином состоянии, немедленно возобновятся межэтнические стычки и столкновения.

В этом случае вооруженные формирования талибов, у которых есть и оружие, и средства, и боеприпасы, за короткий срок, как это уже было после ухода советских войск, вновь заполнят немедленно образующийся вакуум власти. Предложения президента Ашрафа Гани о формировании временного правительства и переходном периоде немедленно будут означать роспуск национальной афганской армии, что, в свою очередь, повлечет за собой дестабилизацию всей страны и всего региона. И навряд ли силы национальной афганской армии, при участии в «мирной» конференции в Москве, согласятся передать власть в стране талибам, которых на этот раз, при участии и под руководством Москвы хотят сделать некой «цементирующей» силой. Силой, которая позволит объединить всю страну перед общей угрозой — ИГ* (Террористическая организация, запрещена в РФ прим.ред.). ИГ, как ожидают и опасаются в Москве, в случае успеха в Афганистане, немедленно распространит свое влияние на республики Центральной Азии, а оттуда — и в населенные мусульманами внутренние районы самой России. Но это — сценарий весьма маловероятный: маловероятно, что ИГ*, закрепившись в Афганистане, будет представлять для России некую большую угрозу, чем оно представляет уже сейчас.

Президент Афганистана не только сам не прислал своих представителей для участия в московской конференции, но члены единого национального правительства страны отказываются признавать за этой конференцией официальный статус: ведь любое официальное признание талибов в качестве законной политической силы немедленно повлечет за собой раскол всей страны. Но зато за столом переговоров присутствуют моджахеды, которые в прошлом, также как талибы, активно противостояли советской оккупации. Теперь же русские, которые в свое время навязали афганскому народу значительную часть его нынешних бед, стали, своего рода, поверенными в делах, близким другом или душеприказчиком Афганистана. Так каковы же истинные цели России в Афганистане?

Автор: Бахрам Амирахмадийан, профессор Тегеранского университета, член Научного совета IRAS (Института иранских евразийских исследований, Institute of Iran Eurasian Studies)

Афганистан. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 февраля 2019 > № 2901621


Афганистан. Иран. Пакистан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 23 февраля 2019 > № 2916442

Ашраф Гани: Москва, Тегеран и Исламабад не имеют права вмешиваться в афганский избирательный процесс

Москва, Тегеран и Исламабад не имеют права вмешиваться в президентские выборы в Афганистане, заявил президент ИРА Мохаммад Ашраф Гани.

В ходе встречи с представителями молодежи в президентском дворце глава государства отметил, что идея о формировании временного правительства навязана извне.

«Те, кто боится народа, говорят о временном правительстве. Это иностранная схема, которая была озвучена за пределами страны», — цитирует Гани телеканал «Толо».

Президент подчеркнул, что любой план примирения, разработанный вне Афганистана, потерпит неудачу.

Примечательно, что идею о формировании временного правительства как одном из вариантов выхода из кризиса приписывают спецпредставителю США по вопросам афганского урегулирования Залмаю Халилзаду. Тем не менее, эта идея озвучивалась и афганскими политиками.

В Кабуле заявление Ашрафа Гани расценили как его реакцию на недавнее высказывание спецпредставителя президента России по Афганистану. Накануне Замир Кабулов в ходе встречи с журналистами высоко оценил экс-советника по национальной безопасности ИРА Мохаммада Ханифа Атмара как кандидата на пост президента. Российский дипломат подчеркнул, что Атмар – выдающийся политик, который хорошо понимает проблемы своей страны.

Заявление российского дипломата последовало по итогам его встречи с представителем США по Афганистану Залмаем Халилзадом, состоявшейся в минувшую пятницу в Анкаре.

Афганистан. Иран. Пакистан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 23 февраля 2019 > № 2916442


Афганистан. Индия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 20 февраля 2019 > № 2896159

Foreign Policy: Индии предстоит сложная игра в Афганистане

Усиление влияния Пакистана в Афганистане может не только привести к сокращению присутствия Индии, но и обострить проблему вдохновляемого Пакистаном терроризма против Индии

В ближайшем будущем Индия столкнётся в Афганистане с серьёзной дилеммой. Должна ли она вступить в официальные или неофициальные связи с поддерживаемыми Пакистаном группами, такими как афганские талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ), или нет? Намечающийся дипломатический прорыв в переговорах между США и талибами (организация, деятельность которой запрещена в РФ), который может завершиться полным выводом из Афганистана американских войск в течение 18 месяцев, потребует от Индии чёткого ответа на данный вопрос, пишут Харш Пант и Авинаш Паллави в статье для американского издания The Foreign Policy.

Официально Индия поддерживает афганский процесс примирения под руководством Афганистана. Нью-Дели хочет, чтобы правительство Кабула было ключевым игроком в переговорах с талибами (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Политика Индии в отношении Афганистана не обусловлена идеологическими или гуманитарными проблемами. Она обусловлена желанием ограничить влияние Исламабада в Афганистане. Это связано с тем, что усиление влияния Пакистана в Афганистане может не только привести к сокращению присутствия Индии, но и обострить проблему вдохновляемого Пакистаном терроризма против Индии. Как показало недавнее террористическое нападение на индийские силы безопасности в Кашмире, в результате которого погибли 40 человек, Индия превратится в цель №1 для тех сил, которые увидят в выводе американских войск победу талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Сообщалось, что нападение совершил террорист-смертник, вдохновленный «победой» талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Афганистане.

Возможности Индии для манёвра в Афганистане ограничены скромными материальными ресурсами, возможными репутационными издержками и её географическим положением. В отличие, например, от США, у Индии нет финансовых ресурсов для поддержки государственного строительства в Афганистане. С точки зрения репутации Индия ценит свою роль конструктивного регионального игрока, который помог укрепить потенциал афганского государства в экономическом, политическом и военном отношении.

Партнёрами Индии в Афганистане в настоящий момент являются США и правительство в Кабуле. С 2001 года под эгидой сил безопасности НАТО, возглавляемых США, Индия внесла существенный вклад в развитие инфраструктуры, потратив более $2 млрд. Индия также открыла свои консульства по всей охваченной войной стране. В ответ на политику Индии в Афганистане террористические группировки, при поддержке межведомственной разведки Пакистана, начали нападать на индийский персонал и объекты. Всё началось с серии похищений индийских рабочих в афганской провинции Нимруз в 2005 году. После 2008 года начались целенаправленные нападения на индийские консульства.

Пока США занимали воинственную позицию в отношении исламистских террористов, Индия не задумывалась о необходимости выстраивания каких-либо отношений с «Талибаном» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Но теперь, когда Индия вложила в Афганистан крупные средства, и когда США больше не желают продолжать войну, Индия почувствовала необходимость рассмотреть все возможные варианты. Сегодня Индия гораздо более уверена в своей способности определять региональные события, учитывая её стратегическое партнерство с Соединёнными Штатами и значительные инвестиции в Афганистан за последние два десятилетия.

Однако Индия вряд ли существенно изменит свою позицию. В Индии считают, что мир в Афганистане маловероятен. Сочетание внутренних импульсивных желаний с отсутствием безопасности в регионе может сделать Пакистан участником еще одного раунда насилия в Афганистане вскоре после вывода американских войск. Скорее всего, Индия сохранит свою поддержку Кабула, а переговоры с талибами (организация, деятельность которой запрещена в РФ) отойдут на второй план. В конце концов, что именно Индия могла бы получить от переговоров с талибами (организация, деятельность которой запрещена в РФ), чего бы она не могла получить от укрепления отношений с союзниками в афганском правительстве? Если цель состоит в том, чтобы обеспечить стратегический баланс между Афганистаном и Пакистаном, то Индия должна поддержать афганские политические группировки, которые, по крайней мере, выступают против Пакистана.

Нью-Дели придётся тесно сотрудничать не только с США, чтобы гарантировать то, что у Пакистана не будет свободы действий в рамках управления переходным процессом в Афганистане, но и с другими заинтересованными сторонами, такими как Китай, Россия и Иран, чтобы обеспечить сохранение баланса в регионе. Индия будет стремиться защитить свои материальные интересы в Афганистане как минимум в краткосрочной перспективе и сделает всё возможное для того, чтобы помещать подготовке антииндийских боевиков на афганской земле. В среднесрочной и долгосрочной перспективе Индия будет стремиться расширить пространство для манёвра, воспользовавшись неизбежными противоречиями, которые, как ожидается, возникнут в отношениях между афганскими талибами (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и Пакистаном. Конечная цель Индии останется неизменной: удержать Пакистан от участия в шоу.

Александр Белов.

Афганистан. Индия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 20 февраля 2019 > № 2896159


Афганистан. США > Армия, полиция > afghanistan.ru, 20 февраля 2019 > № 2916443

Президент Афганистана принял главу Центрального командования ВС США

Накануне президент Афганистана Мохаммад Ашраф Гани принял генерала Джозефа Вотела, главу Центрального командования ВС США, посетившего Кабул в рамках прощальной серии визитов, предшествующих отставке.

В ходе встречи, состоявшейся в президентском дворце Арг, стороны обменялись мнениями по вопросам афгано-американского сотрудничества в сфере борьбы с терроризмом, а также продвижения мирного процесса.

«Время моей службы подходит к концу, и моим преемником станет человек с пониманием ситуации в Афганистане и будет сотрудничать с правительством <ИРА> и афганскими стражами порядка на правах стратегического партнёра», – пообещал Вотел главе государства.

В свою очередь, Ашраф Гани выразил благодарность США за поддержку его страны в различных сферах и генералу Вотелу в частности за усилия по содействию разрешению многолетнего конфликта. Стоит отметить, что в 2007 – 2008 годах последний принимал участие в руководстве операцией «Несокрушимая свобода» на территории Афганистана.

Президент высоко оценил вклад США в поддержку афганских стражей порядка, отметив, что к настоящему времени мощь, боеспособность и профессионализм силовых структур Афганистана значительно возросли.

Глава государства заверил генерала в том, что Афганистан продолжит деятельность по борьбе с террористической угрозой, и выразил уверенность в том, что кризис безопасности на территории страны в итоге разрешится восстановлением мира.

Афганистан. США > Армия, полиция > afghanistan.ru, 20 февраля 2019 > № 2916443


Афганистан. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 18 февраля 2019 > № 2896414

Спустя 30 лет после вывода советских войск "афганцы" превозносят свою войну

Пьер Авриль | Le Figaro

"Российским ветеранам Афганистана хотелось бы считаться героями, подобно их предшественникам, победителям нацизма. В пятницу они провели шествие в парке Победы в Москве", - пишет корреспондент LeFigaro в Москве Пьер Авриль.

"55 летний Игорь, служивший в Баграме, одним из последних 10 февраля 1989 года пересек мост Дружбы через реку Амударья, отделявшую Афганистан от СССР (ныне это территория Узбекистана). Житель украинского города Донецка, находящегося в руках пророссийских сепаратистов, бывший командир специального подразделения, заявил, что он "выполнял свой интернациональный долг, пресекая контрабанду оружия и наркотиков, а также терроризм", которые могли экспортироваться в Советский Союз.

"Я горжусь тем, что воевал там, это не было ошибкой, вопреки тому, что думают многие", - дополняет его товарищ Александр, который служил в артиллерийском полку в Шинданде, недалеко от иранской границы.

"По данным опроса ВЦИОМ о войне в Афганистане, опубликованного в тот же день, четверть россиян признались, что ничего не знают или мало знают об этом военном эпизоде, завершившимся поражением, в результате которого погибло почти 16 000 человек. Эта война стала настолько непопулярной, что Михаилу Горбачеву пришлось принять решение о выводе военного контингента. Решение о вводе советских войск в Кабул десятью годами ранее "заслуживает политического и морального осуждения", - добавил в декабре 1989 года лидер перестройки в заявлении, одобренном Верховным Советом. Спустя два года СССР распался", - указывает Авриль.

"Под давлением ветеранов горстка прокремлевских парламентариев хочет переписать эту бесславную историческую версию и реабилитировать роль Советского Союза в этом регионе. "Верховный Совет признал эту войну преступной ошибкой, но мы не хотим больше, чтобы нас считали жертвами этих так называемых ошибок", - сказал сенатор Франц Клинцевич, член комитета по обороне, который сам был "инструктором по специальной пропаганде" среди афганского населения", - пишет газета.

"На самом деле, Кремль не готов поддержать сенаторов, опасаясь бередить старые раны. Перед лицом возникшей полемики Владимир Путин предпочел наиболее согласованный подход, нацеленный на отведение афганскому конфликту роли уникального полигона холодной войны. В пятницу президент подписал указ о присвоении звания Героя России некоему Владимиру Ковтуну, который 5 января 1987 года сумел выхватить из рук моджахедов один из образцов американского переносного зенитно-ракетного комплекса "Стингер" и дипломат с документацией к нему, что стало доказательством поддержки Вашингтоном антисоветского восстания", - пишет Le Figaro.

"Ветераны, со своей стороны, любят подчеркивать "гуманитарный и благотворительный" характер той роли, которую сыграла советская армия в Афганистане, в отличие от нынешнего "хаоса" в этой стране, за который несут ответственность США. "Советские войска пришли не для того, чтобы вести войну, а чтобы оказать помощь афганскому народу. Мы построили там заводы и пятиэтажные здания, а США не делают ничего. Они не могут навести порядок в стране, и под их протекторатом процветает торговля наркотиками", - говорит Олег Тарасов, бывший офицер связи, который с удовольствием отмечает, что не потерял ни одного из 21 солдата в своем подразделении", - сообщает Пьер Авриль.

Афганистан. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 18 февраля 2019 > № 2896414


Афганистан > Медицина > afghanistan.ru, 18 февраля 2019 > № 2916446

В Кандагаре зарегистрирован очередной случай заражения полиомиелитом

На территории южной афганской провинции Кандагар недавно был зарегистрирован второй за год случай заболевания полиомиелитом в стране, сообщают представители местного департамента здравоохранения.

Напомним, что полиомиелит является острым инфекционным заболеванием, заражению которым подвержены дети в возрасте до 5 лет. В целях предотвращения случаев распространения инфекции на территории страны проходят прививочные кампании, но далеко не всегда вакцинирование ребёнка является возможным в условиях Афганистана.

Новый случай заболевания был зафиксирован в уезде Горак, на территории которого распределению вакцины среди населения препятствовали боевики запрещённого в России движения «Талибан».

Как ранее сообщал «Афганистан.Ру», первый в году случай заражения был также зарегистрирован на территории Кандагара – в конце января вирус диагностировали у 22-месячной девочки из уезда Спинбулдак.

Впоследствии министр здравоохранения Афганистана Ферузуддин Фероз призвал население страны принять меры для своевременной вакцинации детей в целях предотвращения новых случаев заболевания.

На этой неделе в Кандагаре готовится очередная прививочная кампания, в ходе которой в течение трёх дней планируется обеспечить вакциной от полиомиелита детей всех уездов провинции, передаёт информационное агентство «Пажвок».

Афганистан > Медицина > afghanistan.ru, 18 февраля 2019 > № 2916446


Афганистан. Германия. США. Весь мир > Армия, полиция > afghanistan.ru, 16 февраля 2019 > № 2916444

Президент Афганистана выступил с речью на Мюнхенской конференции по безопасности

В субботу президент Афганистана Мохаммад Ашраф Гани выступил с речью на Мюнхенской конференции по безопасности.

В ходе своего выступления глава государства подчеркнул необходимость проведения президентских выборов в стране и заявил, что «мир должен был ориентирован на граждан, а не на элиту».

Президент напомнил, что его команде удалось заключить мирное соглашение с партией «Хизб-и-Ислами» и установить трехдневное перемирие с талибами.

Кроме того, Ашраф Гани рассказал о подготовке к проведению Лойя Джирги, традиционного собрания народных представителей. Он отметил, что мероприятие состоится в течение месяца и в нем примут участие различные группы афганского населения, в том числе женщины, представители молодежи, гражданские активисты и религиозные деятели.

Как сообщает телеканал «Толо», афганский лидер также прокомментировал американское присутствие США в стране и подчеркнул, что оно должно быть более эффективным и действенным, добавив, что численность контингента должна обсуждаться.

Как уже сообщал «Афганистан.Ру», Ашраф Гани, находящийся в Мюнхене, провел встречи со спецпредставителем США по Афганистану Залмаем Халилзадом и генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом и обсудил с ними вопросы афганского примирения.

Афганистан. Германия. США. Весь мир > Армия, полиция > afghanistan.ru, 16 февраля 2019 > № 2916444


Афганистан. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 15 февраля 2019 > № 2896419

Российские политики хотят пересмотреть оценку Афганской войны

Маркус Акерет | Neue Zürcher Zeitung

О моральном осуждении ввода советских войск в Афганистан в 1979 году в российском обществе спорят давно. Отказ от такой оценки служит и сегодняшним политическим целям, считает журналист швейцарского издания Neue Zürcher Zeitung Маркус Акерет.

В 1989 году Съезд народных депутатов СССР решительно осудил ввод войск в Афганистан. Сегодня влиятельные депутаты Госдумы, предложив пересмотреть историческую оценку Афганской войны, хотят опровергнуть этот вердикт и признать "трагические события" героической и необходимой военной операцией.

"Москва давно пытается обеспечить себе более важную роль в афганском мирном процессе", поэтому даже российские эксперты, которые согласны с заявлением Госдумы, высказали свои опасения относительно того, что "демонстративное оправдание советского вмешательства разрушит эти внешнеполитические усилия", говорится в статье.

"Умонастроение, нашедшее свое отражение в проекте заявления, широко распространено в России, так как именно с ним связан провокационный пересмотр истории, во многих отношениях подходящий к царящему в России духу времени", - отмечает журналист. Те, кто считают несправедливой оценку войны времен "перестройки", воспринимают негативное суждение о ней как "оскорбление всех тех, кто отдавали воинский долг на этой войне, были ранены или погибли".

"Чем сильнее в последние два десятилетия становились военный патриотизм и возвращение к советским достижениям, тем больше на смену негативным воспоминаниям об Афганской войне приходили идеализация и вытеснение событий тех лет, - указывает Акерет. - Союзы ветеранов сегодня не только чтят память своих товарищей и хранят воспоминания о пережитом, но и активно участвуют в том, чтобы представить эти события в максимально положительном свете в глазах молодежи в школах".

"Пересмотр прошлой исторической оценки это часть сведения счетов с прошлой элитой, которая, по мнению многих современных россиян, преднамеренно разрушила Советский Союз", - подчеркивает журналист.

"Стремление оправдать ввод войск, решение о котором в 1979 году было принято высшим руководством СССР без консультации с экспертами, служит и сегодняшним политическим целям", - полагает Акерет. Советскому вмешательству противопоставляется безуспешность американской войны в Афганистане. В ходе дискуссий политики и публицисты постоянно ссылаются на участие России в сирийской войне. По их словам, советское руководство в 1979 году поступило в соответствии с международным правом и по просьбе афганского правительства. Такую же аргументацию используют сегодня и по отношению к военной операции в Сирии, указывает журналист. Вытянутое из прошлого "оправдание войны, а именно обеспечение безопасности и защита интересов СССР в регионе, описывает и ту внешнеполитическую роль, на которую претендует сегодняшняя Россия", заключает Акерет.

Афганистан. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 15 февраля 2019 > № 2896419


Афганистан. Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 февраля 2019 > № 2890758

The Hindu (Индия): Америка проиграла Афганскую войну

30 лет назад 15 февраля 1989 года завершился вывод советских войск из Афганистана. Племенная структура и горы: эта страна всегда была непростым местом для захватчиков. В XIX веке первая англо-афганская война закончилась поражением Британской империи, в ХХ веке отступил СССР. Кажется, и США спустя 17 лет «войны с террором» в XXI веке осознали, что эту стену им не пробить.

Стэнли Джони (Stanly Johny), The Hindu, Индия

Знаменитая картина маслом «Остатки армии» художницы Элизабет Батлер, жившей в XIX веке, — нетленное изображение Первой англо-афганской войны (1839-1842). На полотне изображен военный врач британской индийской армии Уильям Брайдон, который в 1842 году верхом на лошади прибыл в Джалалабад. Как раненый Брайдон, так и его лошадь выглядят изможденными. Он единственный выживший из 16 тысяч солдат и наемных рабочих при лагере, отступавших из Кабула после того, как британское вторжение пошло наперекосяк.

Спустя 137 лет Советский Союз отправил войска в Афганистан, чтобы поддержать местный коммунистический режим. Прошло еще десять лет, прежде чем советские войска ушли с таким же позором. И вновь в 2001 году США — единственная супердержава в постсоветском мире — отправили войска в Афганистан, начав свою «войну с террором». После 17 лет борьбы, когда США и «Талибан» в целом договорились об условиях перемирия, которые позволят американцам уйти, сохранив лицо, трудно не услышать отголосков истории.

Повторение прошлых ошибок

Исторически Афганистан был непростым местом для захватчиков из-за сложной племенной системы и горного ландшафта. Это классический пример страны, геополитическую судьбу которой определяет география. Британская империя отправила войска в Афганистан в 1839 году в рамках «Большой Игры». Она боялась, что Россия захватит Афганистан и окажется на границе с Индией — «жемчужиной британской короны». Упреждая такое развитие событий, они захватили Кабул, свергли афганского эмира Доста Мухаммеда-хана и заменили его на своего ставленника Шуджу-Шаха Дуррани. Когда на волне ожесточенного сопротивления племен, большая часть которых была из лагеря сына Доста Мухаммеда Акбара-хана, их позиции пошатнулись, британцы решили уйти. Но при отступлении всех кроме Брайдона убили, и Дост Мухаммед вернулся вновь захватить Кабул.

Советский Союз допустил ту же ошибку. Он послал войска в Афганистан после внутреннего переворота в стране. Советская власть опасалась Хафизуллы Амина, который захватил власть после убийства Нура Мохаммада Тараки — лидера коммунистического переворота 1978 года. В декабре 1979 Леонид Брежнев направил войска в Афганистан. Советские люди устроили новый переворот, убили Амина и сделали президентом лояльного Москве Барака Кармаля. После поражения во Вьетнамской войне и потерь от Исламской революции 1979 года американцы увидели во вторжении в Афганистан хорошую возможность. Они начали поддерживать муджахедов — племенных воинов, которые боролись как с коммунистическим режимом, так и с его советскими покровителями. Их также поддерживали Пакистан и Саудовская Аравия, которых беспокоила коммунистическая экспансия в мусульманский мир. Спустя десять лет советские власти осознали, что позиции их оккупационных войск пошатнулись и отступили.

Когда в 2001 году США решили атаковать режим талибов в Афганистане, президент Джордж У. Буш заявил, что они не прекратят «войну с террором», «пока не найдут, не остановят и не победят каждую глобальную террористическую группу». Это была непростая задача. США быстро свергли талибов, и Афганистан в конечном итоге получил выборное правительство, во главе которого стоял президент Хамид Карзай. Но после 17 лет борьбы война никуда не ушла. С 2009 года, когда ООН начала документировать случаи гибели на войне, в конфликте погибло около 20 тысяч афганских мирных жителе, еще 50 тысяч были ранены. С начала войны США потратили около 877 миллиардов долларов на войну и потеряли по меньшей мере две тысячи военных.

Бесконтрольная война

И что же они получили взамен? «Талибан», отступивший в 2001 году, возвращается. По некоторым оценкам, он контролирует около половины Афганистана, большая часть которого — горные районы. На востоке хорошо укрепилась ячейка «Исламского государства»*, которое за последние месяцы провело несколько атак на почве веры, убив сотни хазарских шиитов. Правительство погрязло в неискоренимой коррупции, за пределами Кабула власть принадлежит местным правителям.

Американский президент Дональд Трамп не раз ясно давал понять, что хочет вернуть американские войска домой. Тем не менее в 2017 году он решил отправить в Афганистан больше военных для активизации борьбы с талибами. С тех пор США провели в Афганистане масштабные воздушные операции, но не смогли остановить «Талибан». Организация по-прежнему контролирует сельские районы страны и может проводить атаки по всей ее территории. Только с 2014 года Афганистан потерял в сражениях около 45 тысяч солдат. На фоне растущих потерь и неспособности найти выход из тупика в конфликте американцы, как и Британская империя в XIX веке, и Советский Союз в XX веке, кажется, осознали, что и они уже не контролируют первую крупную войну XXI века.

Роль «Талибана»

Вопрос в том, что же дальше. Как заявили в США, они получили гарантии от «Талибана», что организация не будет укрывать террористов в Афганистане. От него также требуется прекращение огня и участие в межафганских переговорах. Но факт остается фактом: США уже многое уступили талибам. «Талибан» заявил, что не будет говорить с афганским правительством, так как не признает его легитимность. Американцы приняли эту позицию и провели переговоры с повстанцами, которые выступали с позиции силы. США также в целом согласились с главным требованием талибов — вывести войска из Афганистана без какого-либо четкого соглашения о будущей роли «Талибана». Отсюда видно, как отчаянно США стремятся покинуть Афганистан — войну, которую они безнадежно проиграли. Они будут уходить по большей части на условиях «Талибана». Но было бы наивно полагать, что талибы 17 лет вели войну только ради соглашения с американцами. Они боролись за власть, которую потеряли с приходом американских войск в 2001 году. И абсолютно точно можно сказать, что как только американцы уйдут, талибы так или иначе бросят вызов Кабулу.

«Талибан», «Исламское государство» — организации, запрещенные в РФ, прим. ред.

Афганистан. Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 февраля 2019 > № 2890758


Афганистан. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 февраля 2019 > № 2890742

The Washington Post (США): поражение в победной упаковке

Ветераны Красной Армии выходили на сцену и распевали во все горло песни с афганских полей сражений: про бои с врагом и про неутоленную жажду русской водки. Этим рок-концертом Россия отметила 30-летнюю годовщину вывода советских войск из Афганистана. Журналистка «Вашингтон пост» пишет, как вспоминают эту войну официальные власти и ветераны-афганцы.

30 лет назад Советскую Армию изгнали из Афганистана. Путинская Россия преподносит это поражение как патриотическую победу.

Эми Феррис-Ротман (Amie Ferris-Rotman), The Washington Post, США

Москва — Ветераны Красной Армии выходили на сцену и распевали во все горло песни с афганских полей сражений: про бои с врагом и про неутоленную жажду русской водки. Толпа, состоящая из военной элиты, подпевала и прихлопывала в такт знакомым мелодиям.

Этот рок-концерт стал чем-то вроде тематического музыкального вечера и попыткой Кремля переписать историю, превратив афганское поражение в патриотическую победу во славу матушки России.

«Вспомним, товарищ, мы Афганистан, зарево пожарищ, горный океан», — пела группа «Каскад», состоящая из ветеранов в камуфляже и с наградами на груди. Среди них был ударник с афганским барабаном и клавишник, потерявший ногу в бою.

Так Россия отметила 30-летнюю годовщину унизительного вывода советских войск из Афганистана после десятилетней войны, которая тяжким бременем легла на советские вооруженные силы и оставила зияющую прореху в финансах страны.

Красную Армию изгнали из Афганистана пользовавшиеся американской поддержкой моджахеды, которые положили конец этой ключевой кампании холодной войны. Спустя два года распался Советский Союз.

В то время в Восточной Европе набирали силу демократические движения, и она все меньше боялась репрессий по приказу из Москвы.

Кремль в 1989 году назвал афганскую войну «политической ошибкой». Но сейчас российские законодатели по настоянию президента Владимира Путина пытаются развернуть эту оценку на 180 градусов.

15 февраля, в день, когда 30 лет назад последнее подразделение Красной Армии вышло из Афганистана, российский парламент планирует принять резолюцию, в которой эта война будет названа оправданной. Затем Путин возглавит пышную церемонию в Кремле в память о тех событиях.

«Эти отважные люди служили Родине, они выполняли свой долг», — сказал политик-националист и ветеран Афганистана Сергей Бабурин, выступая на прошлой неделе в Москве на открытии фотовыставки, призванной показать ту войну с более приемлемой стороны.

Переделкой истории занимаются многие страны. Однако нельзя приукрасить и скрыть неудобную правду, скажем, тот факт, что антисоветские моджахеды помогали создавать «Аль-Каиду» и «Талибан» (организации, запрещенные в России — прим. ред.), которые выступили против Запада.

Но переделка Россией повествовательной линии об афганской войне стала одной из самых всесторонних и систематических ревизий истории.

Это составная часть масштабных российских попыток изваять такую историческую концепцию, которая соответствует сегодняшней путинской идеологии и имеет цель продемонстрировать образ сильной России с безупречным прошлым.

В парламентской резолюции осуждается заявление Кремля от 1989 года и говорится, что оно противоречит принципам исторической справедливости. Там утверждается, что Москва направила войска в Афганистан в декабре 1979 года по просьбе коммунистического правительства этой страны, которое пользовалось поддержкой Кремля. (На самом деле, советские оккупационные войска свергли правительство, убили его лидера и поставили у власти враждовавшую с этим правительством коммунистическую фракцию, которая всем была обязана Москве, а потому была ей предана.)

Оправдание войны происходит на фоне усиливающегося влияния Москвы в Афганистане. В последние месяцы Россия провела две важные встречи между талибами и влиятельными афганскими политиками, цель которых — положить конец продолжающейся войне с участием США.

Нынешнее афганское правительство вряд ли одобрит попытки Москвы оправдать ту войну. Доказательством тому является тот факт, что оно недавно дало отповедь президенту Трампу, положительно отозвавшемуся о советском вторжении.

В отличие от других инициатив, таких как возвращение национального гимна сталинской эпохи и реабилитация кровавого правления Ивана Грозного, которое сейчас называют героическим, оправдание афганской войны стало неожиданностью.

Еще в ноябре российский Первый канал, являющийся государственным тяжеловесом, показывал сериал «Ненастье», повествующий о ветеранах афганской войны, которые в хаотичные 90-е превратились в отбросы общества. Этот сериал получил восторженные отклики.

Столь кардинальная смена оценок усиливает чувство отчаяния, которое давно уже испытывают некоторые ветераны Афганистана. «Это поистине ужасное решение, — сказал Валерий Ширяев, который служил в Афганистане военным переводчиком, был награжден, а сейчас работает заместителем генерального директора „Новой газеты". — Мои друзья, которые тоже ветераны, не считают афганскую войну справедливой. Это была ужасная ошибка».

В том конфликте погибло около 15 тысяч советских военнослужащих и как минимум миллион афганцев. Вначале эту войну скрывали от советских людей, и новобранцы узнавали о месте своей службы только по прибытии в Афганистан. Но когда на родину стали привозить гробы с телами погибших, молодых людей и их матерей охватила волна истерики.

«Афганцы», как в России называют ветеранов той войны, возвращались домой и видели, как рушится Советский Союз, безразличный к тем тяжким испытаниям, которые они выдержали якобы на благо своей страны.

Афганцы начали создавать тесно спаянные братства. Они регулярно встречаются, вспоминают прошлое, проводят концерты, поют очень душевные песни, в текстах которых есть слова на дари, одном из главных языков Афганистана.

В маленьком музее афганской войны, расположенном на окраине Москвы, все чаще бывают группы школьников. «Интерес к этой войне усиливается, особенно в преддверии 30-й годовщины», — рассказал директор музея Игорь Ерин.

Ерин и сам ветеран афганской войны и на протяжении многих лет собирает экспонаты для музея. Там можно увидеть многое: советские реактивные снаряды, банки с тушенкой из пайков и рваную одежду моджахедов.

Но даже Ерин испытывает неоднозначные чувства, вспоминая ту войну.

«Переоценка войны властями это не реабилитация, это память, — говорит он. — Мы, русские, сначала включаем душу, а уже потом мозги».

Афганистан. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 февраля 2019 > № 2890742


Афганистан. ШОС > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 12 февраля 2019 > № 2883925

Как участие в ШОС поможет Афганистану бороться с угрозой терроризма

Афганистан, имеющий статус наблюдателя в ШОС, подал заявку на членство еще в 2015 году, однако присутствие в стране американских войск ставит под сомнение способность афганского правительства выполнить естественные требования организации

Перспективы вступления Афганистана в ШОС и другие важные для страны вопросы в интервью Sputnik обсудил Бахтиер Хакимов, спецпредставитель президента России по делам ШОС.

– При каких условиях страна сможет стать полноценным членом организации? Есть ли на пути Афганистана в ШОС неразрешимые преграды?

– По большинству критериев Афганистан вполне подходит на роль члена ШОС: со всеми государствами-участниками имеются дипломатические отношения, они поддерживаются.

Ключевой момент связан со способностью или неспособностью реализовывать те обязательства, которые вытекают из членства. Например, не допускать со своей территории враждебных действий в отношении государств-членов организации.

Наличие иностранных войск, а именно США, очевидно, ставит под сомнение способность афганского правительства выполнить требования членства ШОС.

Перспектива будет зависеть от развития ситуации – как Афганистан будет решать вопросы, связанные с восстановлением мира и пребыванием военных нерегиональных государств на своей территории.

К сожалению, настоящее Афганистана пока не вселяет большого оптимизма. На данном этапе о перспективах говорить не приходится. Главная задача сейчас – встроить Афганистан во взаимодействие с ШОС.

– Каким образом?

– Неплохой инструмент – контактная группа ШОС – Афганистан, созданная еще в 2005 году. Ее ключевая задача – содействие национальному примирению и восстановление экономического и гуманитарного развития. Государства-члены ШОС не готовы вмешиваться в военные дела. Наша цель – помочь афганскому народу как можно скорее обрести покой и по возможности выстроить взаимодействие, чтобы экономическая жизнь как можно скорее была восстановлена.

– Почему Россия заинтересована в участии Афганистана в ШОС?

– Афганистан – соседняя страна, входит в пространство Шанхайской организации сотрудничества, деятельность которой сфокусирована на обеспечении безопасности и стабильности в Центральной Азии.

Что касается участия Афганистана в деятельности ШОС, это отдельная история, которая началась в 2004 году. Тогда было решено пригласить на саммит в Ташкенте президента Карзая в качестве гостя. С тех пор руководители Афганистана вплоть до 2015 года участвовали в качестве гостей председательствующей стороны.

В 2015 году по инициативе России было принято решение представить государству статус наблюдателя. Тогда президент Ашфар Гани подписал заявку на вступление в ШОС. Она в настоящее время рассматривается как и другие обращения, например, заявка Ирана, поданная еще в 2008 году.

– Вы многократно бывали в Афганистане, начиная с 1976 года, часто туда ездили и после вывода советских войск. Сильно ли изменился Кабул за последние десятилетия?

– Когда начинаешь вспоминать, естественно, впадаешь в ностальгию. В 1976 году я попал в совершенно иной мир, который сначала произвел шокирующее впечатление. Столица не выглядела как столица современного государства. Но со временем начинаешь видеть гостеприимство, открытость, дружелюбие афганцев. Страна становится родной и близкой.

Воспоминания самые приятные, даже когда говорим о периоде очень напряженном. Я ездил по всей стране, встречался со многими, и везде отношение было человечным. Такие отношения строятся на взаимности: если ты относишься хорошо, к тебе будут также относиться.

Многое изменилось, кроме одного: и старые, и новые поколения без враждебности говорят об СССР и о России.

Многие афганцы знают русский язык, потому что учились в советских вузах.

Сейчас Кабул не узнать. Он совершенно другой, разбитый. От аэропорта в здание российской дипмиссии уже напрямую не проехать, потому что дорога шла мимо американского посольства. Все перекрыто, даже близко не подойдешь.

– Какой была атмосфера в городе во время присутствия советских войск?

– Мы спокойно ездили по Кабулу и за его пределы. Обстановка была нормальной, хотя напряжение чувствовалось. Естественно, ощущалась война, много вооруженных людей, слышен гул бронетехники. Но в 80-е годы советские войска обеспечивали порядок.

Активные боевые действия велись в основном на периферии, они нарастали по мере ожесточения сопротивления со стороны моджахедов. Начальный период был достаточно спокойный. В середине 80-х, по мере того, как их тренировали, вооружали, обучали, интенсивность возрастала, и советские войска вынуждены были все больше и больше вовлекаться в этот процесс.

Моджахедов вооружили, обучили, и не секрет, кто их готовил. США и другие западные страны вкладывали в это средства.

Так называемая исламская оппозиция появилась не после 1988 года. Она появилась еще в середине 1960-х. Оппозиция выступала против республиканского правительства и президента Дауда, который в результате переворота в 1973 году пришел к власти, сместив своего двоюродного брата – короля Афганистана.

В то время исламская оппозиция находилась большей частью в Пакистане. Начиная с 80-х годов, оппозиции начали активно помогать.

– Как вы оцениваете репрезентацию тех событий в данный момент? Соответствует ли она вашим ощущениям, воспоминаниям?

– Для тех, кто был в Афганистане в тот период, это был по-настоящему интернациональный долг, который исполнялся честно и самозабвенно. Были всякие примеры, но на деле это был ратный труд. Это были самоотверженные люди, не только военнослужащие, но и гражданские – огромная группа партийных и экономических советников. Они пытались помочь Афганистану построить новую жизнь, каждый в меру своих способностей.

Делалось это честно, зачастую с риском для жизни. Политические ошибки не должны затмевать то добро, которое пытались привнести советские люди.

– Как участие в ШОС поможет бороться с террористической угрозой?

– Напомню, что ШОС изначально создавалась для обеспечения безопасности. С одной стороны – Россия, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан, а с другой – Китай проводили переговоры по мерам доверия на границе, по отводу войск от границы. Впоследствии лидеры стран признали целесообразным продолжить такое взаимодействие, но уже в другой форме – в форме международной организации.

Последовало приглашение других государств Центральной Азии, Узбекистана и Туркменистана. И Узбекистан присоединился.

Борьба с терроризмом, наркотрафиком и организованной преступностью остается приоритетом ШОС. Региональная антитеррористическая структура действует активно и эффективно. Ее задача – объединение усилий государств региона по противодействию вызовам и угрозам безопасности.

Присоединение Индии и Пакистана, их вовлечение в эту работу создают дополнительные возможности. Подключение Афганистана естественным образом отвечало бы этим интересам, и для участия в этой работе необязательно быть членом организации. Главное – иметь желание совместно работать.

Наркоугроза – это общая угроза для всего региона. Терроризм – также общая угроза для всего региона. Есть возможности принимать меры, достигать понимание в политической сфере и реализовывать практические шаги.

Беседовала Мария Шелудякова

Афганистан. ШОС > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 12 февраля 2019 > № 2883925


Афганистан. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 8 февраля 2019 > № 2879303 Юрий Сигов

Этот странный афганский конфликт...

Зачем было воевать 18 лет и потратить на это сотни миллиардов долларов, чтобы вернуть власть в стране тем, у кого ее всем международным сообществом совсем недавно отнимали?

Юрий СИГОВ, ВАШИНГТОН

То, что современные международные отношения давно уже не поддаются никакому разумному осмыслению, понятно стало далеко не вчера. Фактически каждый день мировые новостные ленты сообщают о каком-то очередном "прорыве", "достижении исторического компромисса" и прочих "невероятных подвигах международной дипломатии". Которые на поверку оказываются почти всегда очередным пропагандистским пшиком.Самое удивительное то, что над подобными "международными политическими достижениями" трудятся денно и нощно тысячи не самых отсталых и малоквалифицированных дипломатов, политиков и военных. Выигрывают же от подобных "прорывов" почти всегда те, кто на самом верху. И те, для кого чем дольше даже самый с виду неприметный международный конфликт длится, тем больше на нем можно заработать - причем не только строго подсчитываемых правительствами да парламентами очков, но и ощутимых экономических и финансовых выгод.Так вот нечто подобное сейчас на наших глазах происходит вокруг Афганистана. Который за последние десятилетия в мировой печати упоминается исключительно по причине нескончаемых войн всех против всех, разрушений и бегства местного населения в любую сторону от национальных границ. А после того, как в 2001 году в Афганистан пришли так называемые "миротворческие силы" из более чем 30 стран (на начальном этапе), Афганистан и вовсе стал какой-то бездонной черной дырой для всего озабоченного мирового сообщества.

И вот теперь - вроде бы на горизонте замаячил "нежданный-негаданный прорыв". Причем по своей сути не просто удивительный в системе международных отношений, но и полностью ставящий под сомнение умственные способности тех, кто в 2001 году вводил в Афганистан войска (что американские, что все остальные). И кто считал, что сейчас-то уж в этой многострадальной стране наступят мир, всеобщее согласие и, не исключено, - столь долгожданное процветание.

Переговоры всех со всеми велись давно. Но тогда вопрос: а зачем было свергать талибов, если их теперь вновь приглашают во власть?

То, что войска Соединенных Штатов (не принципиально, в каком именно количестве) останутся в Афганистане после 2001 года фактически навечно, предрекали все без исключения американские политики и военные. Какой смысл (особенно после Ирака) тащить за тридевять земель тысячи военнослужащих и дорогостоящую технику, если потом эту страну бросать вновь на произвол судьбы? При этом вне зависимости от того, какая именно администрация вселялась в Белый дом в Вашингтоне, афганское присутствие войск США вообще не подвергалось сомнению.

И вот теперь, согласно новой концепции президента Д. Трампа, по которой "надо уходить отовсюду, где Америке делать нечего", возникла идея вывести американские (а соответственно - и все союзнические с ней, к примеру, грузинские и эстонские) войска из Афганистана. И тем самым откровенно признать, что вся что военная, что последующая гуманитарно-экономическая эпопея по строительству в Афганистане некоего "подлинно демократического государства" попросту провалилась.

А ведь на нее было израсходовано более триллиона долларов (точную сумму, уверен, никто и никогда не назовет, да и какой смысл?) В Афганистане "поработали" свыше тысячи (!) различных неправительственных организаций из 45 стран, ООН. Всемирный банк и многое другое, от "ударного труда" которых, получается, не только не было никакого толку, но именно они фактически "способствовали" своим в Афганистане присутствием возвращению сторонников движения "Талибан" во властные структуры страны.

Самое интересное, что предложение вывести войска из Афганистана президент США сделал одновременно с решением (вроде бы) вернуть американских солдат и офицеров домой из соседней, не менее чем Афганистан, многострадальной Сирии. Там, правда, кое-кого и кое за чем решено пока все-таки оставить. Но и в Афганистане (как сказал американский президент "если понадобится") есть варианты сохранения пары тысяч морских пехотинцев или военнослужащих спецназа Соединенных Штатов.

Словно в насмешку над здравым смыслом американское руководство предложило вывести войска из Афганистана, если сторонники движения "Талибан" прекратят боевые действия (а они неоднократно заявляли о том, что прекратят только когда последний американский военный покинет страну), и начнет переговоры с правительством (так это вопрос к правительству Афганистана, которое считает - и справедливо, что именно талибы пытаются свергнуть не первый год вроде как законно-избранную власть в государстве).

Также от талибов американцы хотели бы получить некие гарантии (хотя какие могут быть гарантии от победителей, да еще таких, как талибы - или Соединенные Штаты забыли о том, как и зачем они попали в Афганистан со своими воинскими подразделениями, техникой и многочисленными союзниками по НАТО?), что территория Афганистана на будущее не будет использоваться для нападений на США (вот уж поистине чудеса чудес, поскольку талибы неоднократно заявляли, что именно Соединенные Штаты для них - исчадие ада и война с ними должна вестись по всему свету до победного конца).

Показательно в этой связи, что основной американский переговорщик по контактам с талибами, этнический афганец Залмай Халилзад (а он ранее занимал весьма высокие посты в администрациях Белого дома, включая и посольский пост в Кабуле), уверен, что "сегодня с талибами можно достичь важных договоренностей".

Понятное дело, что ничего подобного еще год назад ни один американский высокопоставленный дипломат даже в помине не мог произнести. Так неужели ситуация в стране настолько безнадежна для правительства (которое сами же американцы в Кабуле готовили, фактически выбирали-назначали и всеми силами поддерживали), что им решено в конце концов пожертвовать ради достижения совершенно мифического "национального примирения" в стране?

Не секрет, что от всей этой тайной дипломатии Соединенных Штатов, которые готовы теперь фактически признать вероятность возвращения талибов во власть в стране, в страх и ужас бросает нынешнее правительство во главе с президентом А. Гани. Если предыдущая администрация Белого дома его пусть и вяло, но все же поддерживала, то нынешняя считает его, видимо, уже отыгранным материалом. Откровенно опасаясь за свою судьбу по примеру всем памятного Наджибуллы (которого после ухода советских войск талибы повесили на воротах миссии ООН в Кабуле), Гани уже просил Д. Трампа оставить в Кабуле "хотя бы небольшой американский контингент" (речь идет о 2-3 тысячах американских военнослужащих, в том числе - и для личной охраны афганского руководителя).

Кто кого обманет - это будет известно к концу года. А пока действует принцип "спасайся кто может"

И здесь вырисовываются три очень любопытных момента, которые не просто могут уже в самое ближайшее время определить фактически все дальнейшее развитие событий вокруг Афганистана. Они реально также покажут, насколько современные международные отношения полностью не просто стали заложниками своеволия и откровенной демагогии ведущих мировых политиков, но и полное забвение любых подписанных или в устной форме достигнутых соглашений. Которым что с важными президентами, что без таковых цена в нынешние времена - ломаный афгани в базарный день.

Первое - переговоры с талибами американские дипломаты вели не первый год (почти всегда - через Катар и Оман), не приглашая на них представителей афганского вроде бы законнного правительства. Когда власти в Кабуле начинали по данному поводу недоумевать, американская сторона их заверяла - все, дескать, под контролем и мы свои обязательства перед Афганистаном выполним. Но и сам президент Гани, и его ближайшее окружение уверены, что американцы сейчас просто "кидают многострадальный 35-миллионный народ Афганистана".

Афганское руководство прекрасно понимает, что стоит только начать вывод войск США, как талибы возьмут под свой полный контроль всю территорию страны и в кратчайшие сроки установят свою власть и в Кабуле. С точки зрения практического смысла будет просто безответственно держать тому же Пентагону в Афганистане пару тысяч военных вместо 14 тысяч, которые в Афганистане находятся на данный момент. Они, скорее всего, смогут защитить только себя, но никак не правительство страны, если его будут силовыми методами "менять", как это было с Наджибуллой и его сторонниками в середине 90-х годов прошлого столетия.

Второе - а что делать с вопросом политического будущего Афганистана? Ведь вся политическая возня с привлечением ООН и других международных структур, невероятные усилия, предпринимавшиеся и США, их союзниками по проведению "честных и свободных выборов" в этой стране, оказываются попросту похороненными. И тем самым все те, кто бился все последние годы "над укреплением позиций демократии в Афганистане", остаются фактически ни с чем.

И третье. Ожидается, что талибы начнут прямые переговоры с нынешним афганским руководством - но до того, как будет подписан некий "джентльменский документ" между "Талибаном" и правительством США о выводе американских войск. Но тут может сложиться так, что утром президент Соединенных Штатов выпустит свой очередной твит по поводу "немедленного вывода войск из Афганистана" - и что тогда будут делать и президент Гани, и все те, кто его поддерживает?

Мутные перспективы и ясная цель

Таким образом, можно с уверенностью констатировать (вне зависимости, до каких чисел, на каких условиях и прочего, договорятся американские переговорщики по отдельности как с правительством Афганистана, так и с лидерами движения "Талибан") - вся 18-летняя сага под названием "установление мира и спокойствия в Афганистане путем демократических преобразований" не просто подошла к концу, но и обернулась полным провалом.

За время всех этих "демократических преобразований без талибов" в стране погибло более 200 тысяч человек. По деньгам - даже цифры называть неуместно, потому как они не измерят все те страдания и лишения, которые афганцы несли на протяжении всего этого времени. Кстати, нынешний президент Афганистана Гани резонно возмущается тому факту, что будущее страны опять за спиной афганцев решают совсем другие страны и люди. Но как он еще хотел, когда именно благодаря американскому решению попал на президентский пост? Тогда это его не особо волновало. Зато сейчас оставаться "крайним" он, конечно же, не планирует.

В полном неведении находятся те же американские представители относительно возможности возвращения талибов к власти в стране. Никто не знает, будут ли они стремиться возрождать все те порядки, которые были в стране при них в 90-х годах, или они все-таки определенным образом трансформируют систему под более "цивилизованный" порядок. Который существовал в стране последение годы.

Не исключен вариант, при котором Афганистан откажется от централизованной формы правления, которая была установлена в стране американцами в лице президента и кабинета министров. Традиционно в Афганистане, напомню, была власть короля, но на деле на местах правили "региональные царьки", которые и контролировали, прежде всего в своих интересах, ситуацию. В принципе, и нынешний президент Гани был все эти годы больше "свадебным генералом", нежели неким крепким лидером-единоначальником. И вполне вероятен расклад, при котором верховная власть в стране вновь уйдет на места под контроль тамошних губернаторов провинций.

Первостепенным в этой связи является установление даже минимального мира на большей части страны. Отсутствие безопасности, похищение людей, убийства и взрывы давно уже стали обыденным явлением для многих афганских провинций и городов, включая столицу Кабул. Принято считать, что во всех этих нападениях-взрывах повинны исключительно талибы. И если им каким-то образом вновь вернуть власть, то сама необходимость в нападениях и взрывах вроде как сама собой отпадет.

Между тем в Афганистане прекрасно помнят, что вывод советских войск из страны в 1988 году привел к вспышке ожесточенной братоубийственной гражданской войны. По большому счету ни одной проблемы в Афганистане, что при прошлой власти, что при планируемой на будущее, не решено. А соответственно, все условия для того, чтобы вновь вспыхнула битва всех против всех, в том числе - и на национальной почве (пуштуны, узбеки, таджики, хазарейцы), существуют, как это было и в 90-е годы. Только на этот раз не будут вмешиваться в конфликт ни Россия, ни США. И какие будут тогда последствия подобного гражданского столкновения можно сегодня только догадываться.

Любопытна в этой обстановке и позиция Пентагона. С точки зрения военного влияния в регионе, оставаться в Афганистане для американских военных вроде бы более чем выгодно. Недавний опыт Ирака, когда "все ушли и всех побросали", показал: куда проще от всего отказаться, чем потом туда же, но на совершенно иных условиях попытаться вернуться. К тому же американские советники убеждают Д. Трампа: если мы оттуда окончательно уйдем, то туда немедленно придут якобы и китайцы, и иранцы. А соотвественно американским стратегическим интересам в регионе будет неизбежно нанесен очень большой ущерб.

Ну, а самое главное - это то, что никому в этой ситуации, судя по всему, как это было и раньше, нет дела до судьбы самого афганского народа. Если начнутся политические и военные разборки между враждующими группировками, то пострадавшими опять будут именно рядовые афганцы. Которым и при американцах явно живется несладко. Но и если начнутся столкновения сторонников нынешнего правительства страны с талибами, никаких перспектив даже на минимально мирную жизнь подавляющему большинству населения Афганистана не предвидится даже в отдаленном будущем.

Афганистан. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 8 февраля 2019 > № 2879303 Юрий Сигов


Афганистан. Пакистан. Индия > Недвижимость, строительство. Нефть, газ, уголь > afghanistan.ru, 7 февраля 2019 > № 2916437

Пакистан подтвердил свою приверженность строительству газопровода ТАПИ

Накануне федеральный министр нефти Пакистана Гулам Сарвар Хан принял туркменского посла Атаджана Мовланова и обсудил с ним вопросы, связанные с проектом газопровода ТАПИ.

Напомним, что транснациональный газопровод будет проходить через территорию четырёх государств – Туркменистана, Афганистана, Пакистана и Индии. Как ранее сообщал «Афганистан.Ру», в начале прошлого года завершилось строительство туркменского участка газопровода.

Ранее афганское правительство рассчитывало завершить строительство своего участка к 2019 году, но за февральской церемонией открытия работ в Герате последовал долгий перерыв – согласно отчётам, в это время проводились подготовительные работы, связанные в том числе с обеспечением безопасности на местах.

Маршрут афганского участка пролегает через территорию провинций Герат, Фарах, Гельманд и Кандагар, многие районы которой отличаются повышенной активностью антиправительственных сил.

В прошлом запрещённое в России движение «Талибан» обещало не препятствовать проведению работ, однако минирование территории, осуществляемое боевиками, уже послужило причиной отсрочки.

Несмотря на затруднения в работе над проектом, Гулам Сарвар Хан заверил туркменского посла в приверженности его осуществлению, отметив значимость строительства газопровода для экономики Пакистана и региональной интеграции.

Ожидается, что в скором времени Министерство нефти Пакистана подпишет соглашение о сотрудничестве с Корпорацией газопровода ТАПИ в преддверии нового этапа работы над проектом, сообщают пакистанские СМИ.

Афганистан. Пакистан. Индия > Недвижимость, строительство. Нефть, газ, уголь > afghanistan.ru, 7 февраля 2019 > № 2916437


Афганистан. МВФ > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 7 февраля 2019 > № 2916436

Всемирный банк предоставит Афганистану 325 млн. долларов на социально-экономические проекты

Накануне Министерство финансов Афганистана и Всемирный банк подписали соглашение о выделении 325 миллионов долларов на развитие афганской экономики.

Свои подписи под документом поставили Мохаммад Хомаюн Каюми, действующий министр финансов и верховный советник президента по вопросам инфраструктуры и технологии, и Шубхам Чодхури, директор афганского филиала банка.

«Соглашение о финансировании трёх проектов было подписано сегодня со Всемирным банком, на общую сумму в 325 миллионов долларов, – отметил Каюми. – Оно будет исполнено в соответствии с требованиями целями правительства и народа Афганистана в рамках поддержки расширения экономических возможностей, доступа к услугам и реформ в сфере управления».

Основная часть гранта, составляющая 200 миллионов долларов, пойдёт на развитие экономики в городах, где насчитывается большое число внутренне перемещённых лиц. На данный момент приток из районов боевых действий и из-за рубежа населения, нуждающегося в жилье, материальной помощи и рабочих местах, представляет серьёзную проблему для крупных афганских населённых пунктов, но донорская помощь и дополнительные возможности трудоустройства должны помочь преодолению данного вызова.

Ещё 50 миллионов долларов будет выделено на развитие 9 крупных афганских городов, являющихся административными центрами провинций, в частности, на нужды муниципалитетов, совершенствование системы управления и развитие местной инфраструктуры.

Оставшиеся 75 миллионов долларов планируется использовать для осуществления административных реформ в 16 отраслевых министерствах Афганистана и претворения в жизнь принципа найма и повышения сотрудников на основе заслуг, сообщается в пресс-релизе Министерства финансов ИРА.

Афганистан. МВФ > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 7 февраля 2019 > № 2916436


Афганистан. США. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > redstar.ru, 6 февраля 2019 > № 2877245

Как уйти, но не сдаться

О чём США пытаются договориться с талибами в Афганистане.

Поиску понимания между различными афганскими группами и путей установления мира в стране, а также обмену мнениями о своём видении её будущего посвящена двухдневная конференция по Афганистану, которая открылась во вторник в Москве. Она созвана афганской диаспорой России и может стать ощутимым шагом в процессе мирного урегулирования обстановки в стране. Так, во всяком случае, считает премьер-министр Афганистана Абдулла Абдулла, подчеркнувший, что это, правда, произойдёт, если конференция создаст возможность для реальных мирных переговоров.

За столом переговоров в Москве впервые собрались представители, по сути, всех тех сил, которые заинтересованы в установлении в Афганистане мира и стабильности. Представители правительства не приехали, Кабул на конференции представляет делегация афганских политических и общественных деятелей. В её составе более 70 представителей от различных афганских политических партий. Делегацию возглавляет экс-президент страны Хамид Карзай.

Движение «Талибан»* прислало в Москву делегацию из десяти человек (каждый из них получил разрешение на въезд в РФ в индивидуальном порядке – так же, как получают разрешение на въезд лица, находящиеся под санкциями). В форуме принимают участие представители афганских диаспор из Ирана, Пакистана, стран СНГ и Европы.

В МИД России приветствовали инициативу проведения форума, указав, что он воплощает в жизнь одобренный международным сообществом принцип «ведомого афганцами и принадлежащего афганцам» мирного процесса. «Эта встреча организована не российской стороной официально, а афганцами, которые живут в Российской Федерации. Мы поддержали её проведение в том, что касается логистики, выдачи виз участникам этой встречи. Считаем, что она будет полезной», – подчеркнул глава МИД России Сергей Лавров.

Следует сказать, что московская встреча принципиально отличается от тех действий, которые в отношении Афганистана предпринимают Соединённые Штаты. Особенно на фоне их нынешнего стремления подмять под себя диалог с афганцами, вести его кулуарно, как это отметил Сергей Лавров, приведя в пример недавнюю американскую встречу с талибами.

Напомним, в январе в столице Катара Дохе прошли шестидневные консультации между представителями Соединённых Штатов и талибов. По их итогам стороны заявили о достижении договорённостей, согласно которым все иностранные войска, включая 14 тысяч американских военнослужащих, покинут территорию Афганистана в течение 18 месяцев после подписания соглашения.

В обмен на это талибы, которые сейчас фактически контролируют значительную часть территории Афганистана, «закроют» страну для террористических организаций, включая запрещённые в России «Аль-Каиду» и «Исламское государство» (ИГ), и не позволят использовать её для организации терактов и нападений на другие страны.

Эти договорённости можно было бы назвать прорывными, если бы к ним не было вопросов. А их достаточно много. Почему, например, переговоры, на которых якобы идёт речь о мирном соглашении, американцы ограничили лишь контактами с талибами? Почему на них не приглашены представители правительства, соседних стран, которым небезразлична судьба Афганистана? Наконец, как будут развиваться события в этой стране после вывода из неё американских войск?

Совершенно очевидно, что в поиске ответа на них мы непременно придём к выводу о стремлении Вашингтона максимально обеспечить интересы США в Афганистане и регионе в целом. Как известно, война в Афганистане – самая длительная в истории США, она продолжается практически 18 лет. За это время в Афганистане погибло около двух с половиной тысяч американских солдат, больше 20 тысяч получили ранения. При этом первоначальная задача, поставленная перед вводом американских войск в Афганистан, – уничтожение террористических группировок в этой стране – так и не решена.

Более того, к существовавшим к тому времени движению «Талибан» и другим террористическим формированиям прибавились новые. Так, на севере Афганистана сейчас обосновались вытесненные из Ирака и Сирии боевики ИГ. Причём численность вооружённых сторонников ИГ (она оценивается примерно в десять тысяч боевиков, не считая «спящих ячеек»), а также их активность растут буквально с каждым днём. Игиловцы не скрывают, что к числу своих главных врагов они относят и талибов.

Возможно, это также подвигло «Талибан» пойти на договорённости с американцами, которые, как подозревают талибы, оказывают всяческую помощь сторонникам ИГ по закреплению этой группировки в Афганистане. По оценке многих экспертов, весьма странная расположенность командования американских войск к игиловцам (в Ираке и Сирии их коллеги ведут с ними борьбу) заключается в заинтересованности Вашингтона в переносе экстремистских действий сторонников ИГ в северном направлении – в соседние государства Центральной Азии.

Нельзя также не отметить, что военное присутствие США в Афганистане привело к дальнейшему обнищанию страны, росту наркоторговли и массовой гибели мирных жителей.

В этих условиях республиканская администрация США готова вывести американские войска из Афганистана под любым благовидным предлогом. Об этом уже не раз заявлял Дональд Трамп. Как подчеркнул на днях хозяин Белого дома, он не собирается «тратить 51 млрд долларов, как в прошлом году» на содержание войск в Афганистане.

Но Трамп не был бы самим собой, если бы тут же не сказал что-то противоречащее себе. Так, по его словам, США намерены сохранить небольшой контингент своих

войск в Афганистане, в том числе оставить разведку для наблюдения за ситуацией в этой стране, а при необходимости готовы и нарастить своё военное присутствие там.

В то же время официальный Кабул опроверг информацию о возможном выводе войск США с территории Афганистана. Правительство Афганистана никаких переговоров с США о новой военной базе в Афганистане или сохранении американского присутствия после достижения мира не ведёт, если в стране будет мир, военное присутствие не нужно, заявил глава исполнительной власти страны Абдулла Абдулла.

В свою очередь, афганский президент Мохаммад Ашраф Гани направил Дональду Трампу письмо с просьбой замедлить вывод войск из Афганистана. Афганский глава государства предложил разработать программу сокращения расходов и частичного вывода войск совместными усилиями экспертов обеих стран. В частности, предлагается сократить расходы миссий США в Афганистане на 2 млрд долларов в год за счёт контрактов на обслуживание и ограничить вывод войск 3 тысячами военнослужащих.

Со своей стороны, американская корпорация RAND прогнозирует, что вывод воинского контингента США из Афганистана приведёт к ослаблению правительства в Кабуле и обострению гражданской войны. Как считают аналитики корпорации, если центральная власть в Афганистане ослабнет и в стране снова воцарится хаос, этим воспользуются террористические группировки. Кроме того, уход США будет означать поражение Вашингтона в войне и, как следствие, «нанесёт удар по авторитету Америки», предупреждают эксперты.

Владимир Молчанов, «Красная звезда»

Афганистан. США. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > redstar.ru, 6 февраля 2019 > № 2877245


Афганистан > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 февраля 2019 > № 2876275

Yeni Asya (Турция): Афганистан забыт

Ситуация в Афганистане продолжает оставаться напряженной спустя многие годы после вывода советских войск из этой страны. Причина этого, говорится в статье, кроется в том, что Афганистан на этот раз столкнулся с вмешательством со стороны США. Удастся ли, задает вопрос автор, достичь мирного соглашения между США и «Талибаном»*, которое положит конец не прекращающейся 18 лет войне?

Фарук Чакыр (Faruk Çakır), Yeni Asya, Турция

Афганистан, который много лет воевал против СССР, в последние годы подвергается вмешательству со стороны США. Свободный мир выступил против советской оккупации Афганистана и встал на его сторону. Америка тоже поддержала «афганских моджахедов», воевавших против СССР. А впоследствии не покинула эту страну и сама стала оккупантом.

12 декабря 1979 года руководство тогда еще «коммунистической России», приняв решение ввести войска в Афганистан, начало войну или в некотором смысле оккупацию. Согласно архивам, в этой войне приняло участие около 650 тысяч граждан СССР.

Война, которая шла более девяти лет, обернулась ужасными потерями для обеих сторон. По официальным данным СССР, советская армия потеряла в Афганистане 13 тысяч 621 военнослужащего. То есть, только по официальным сведениям, каждый день погибало четверо российских солдат. А военных, которые пострадали от ранений и болезней, остались инвалидами, было порядка 470 тысяч.

Урон этим не ограничивался. Опять же, по официальным данным, русские потеряли 451 единицу авиационной техники, 147 танков, 443 артиллерийские системы. Эти и другие материальные потери подорвали СССР и в военном, и в экономическом отношении. Вскоре после этой войны Советский Союз рухнул.

Афганистан, избавившийся от советской оккупации, в дальнейшем вступил в бой с Америкой, которая якобы пришла ему на помощь. На этот раз теперь уже Россия поддерживала тех, кто воевал против Америки. В результате, хотя СССР и Америка понесли материальный урон, по-настоящему крупные потери пережил Афганистан.

После того как СССР, потерпев поражение, ушел из Афганистана, гражданская война в этой стране, к сожалению, продолжилась. Против политических лидеров совершались теракты с участием смертников, и страна никак не могла обрести покой. Судя по последним новостям, в Афганистане наметилась вероятность достижения исторического мирного соглашения между США и «Талибаном»* (запрещена в РФ — прим. ред.), которое положит конец не прекращающейся 18 лет войне. Дай бог, будет обеспечен устойчивый мир, но эксперты скептически относятся к претворению в жизнь такого соглашения.

Проживающий в городе Пешавар эксперт по политике Афганистана Рахимулла Юсуфзай (Rahimullah Yusufzai) в своем комментарии отмечает: «Еще существуют препятствия, которые две стороны должны преодолеть для достижения мира. Даже в случае заключения соглашения перед афганским народом будут стоять серьезные проблемы».

Кроме того, Юсуфзай подчеркивает: «Не только афганский народ, но и «Талибан» должен принять новый Афганистан. Решения о каких-либо изменениях в системе, как и по многим другим вопросам, должны приниматься путем народного голосования».

В 2000-е годы нам довелось увидеть Афганистан. Сейчас условия, конечно, изменились, но в те годы перед нами возникла в полном смысле разрушенная страна. Достаточно было видеть «танковые кладбища» на обочинах дорог, где покоились сотни танков, чтобы понять масштаб войны. Военный аэропорт, заваленный обломками самолетов, разрушенных во время боевых действий, тоже открывал нам уродливое лицо войны.

Кроме того, в стране всегда остро стояла проблема нехватки воды. Были некоторые речушки и реки, но они не использовались должным образом. Картина тех дней напомнила нам о том, как мы нуждаемся в «исламском единстве». С одной стороны, смотровые вышки, с другой — мусульмане-афганцы, которые лишены даже питьевой воды…

Мы молимся о том, чтобы в Афганистан как можно скорее пришел мир…

Афганистан > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 февраля 2019 > № 2876275


Афганистан. Россия > Армия, полиция > redstar.ru, 4 февраля 2019 > № 2875803

Долгое эхо Афгана

Три десятилетия назад советские войска приступили к завершающему этапу операции по возвращению «из-за речки».

Кабул, 3 февраля 1989 года. Второй час ночи. Тревожная тишина близ Кабульского аэродрома «прошита» длинной колонной боевых машин: бронетранспортёры, вездеходы оперативно-тактических ракет «Точка», грозных тяжёлых огнемётов «Буратино», реактивные системы залпового огня «Ураган»… Последняя боевая колонна Ограниченного контингента советских войск (ОКСВ) в Афганистане под охраной парашютно-десантного полка, которым командует гвардии подполковник Александр Скачков, готовится к трудному маршу через перевал Саланг. Курсом на север, домой.

Десантники вместе с артиллеристами и ракетчиками, до последнего часа прикрывающие от моджахедов Кабул, покидают афганскую столицу последними. Без оркестров и цветов. Судьба словно закольцевала историю: почти 10 лет назад, 25 декабря 1979 года, части 103-й дивизии ВДВ и 56-й десантно-штурмовой бригады первыми ступили на афганскую землю с двух направлений – с Термеза и с неба, приземлившись на самолётах Военно-транспортной авиации в Кабуле и Баграме. И вот теперь предстоит обратный маршрут…

Прошедшие годы, десятилетия не стирают в памяти пережитого на земле Афганистана. Нередко ночами вновь и вновь память возвращает к последнему переходу через перевал Саланг, вспоминаются балансирующие на заснеженных серпантинах боевые машины и бронетранспортёры, лица десантников, офицеров и солдат, обветренные горным «афганцем».

Путь через Саланг всегда был нелёгким из-за крутых перевалов, обстрелов колонн из засад. А сейчас к ним добавилась метель – густая ледяная крупа и пронизывающий ветер – «афганец» не стихает уже несколько суток. Северные районы Афганистана завалены большим снегопадом, которого не было здесь десятки лет.

Путь к советской границе – более 450 километров к пограничному Термезу – будет опасным и трудным. Наша колонна длиной более трёх километров, ощетинившись стволами пушек и пулемётов, медленно ползёт на подъём по северной окраине столицы. В порывах метели едва мерцают огни дворца Тадж-Бек, где многие годы располагался штаб ОКСВ.

ПРОЩАЙ, КАБУЛ!

«Мы уходим, уходим, уходим…» В памяти всё звучат слова полюбившейся песни, которую сочинил в дни вывода наших войск капитан Игорь Морозов, бывший командир разведгруппы «Каскад», воевавший в Файзабаде в начале 1980-х годов. Не однажды он был под огнём, дважды контужен. Игорь посвятил эту песню десантникам, покидающими афганскую землю последними.

Сейчас Игорь вместе с группой писателей от издательства «Молодая гвардия» идёт в составе нашей колонны – в бронежилете, с автоматом и гитарой в руках. Перед маршем он ещё раз спел эту песню под негромкий перебор гитары. Над горными отрогами Гиндукуша, под завывание «афганца», по-особенному звучали слова песни «Прощайте, горы!». Спустя годы текст этой песни станет своеобразным гимном воинов-интернационалистов.

С покорённых однажды небесных вершин

По ступеням обугленным на землю сходим.

Под прицельные залпы наветов и лжи

Мы уходим, уходим, уходим…

…Прощайте, горы, вам видней,

В чём наша боль и наша слава,

Чем ты, великая держава,

Искупишь слёзы матерей…

До свиданья, Афган, этот призрачный мир,

Не пристало добром поминать тебя вроде,

Только что-то грустит боевой командир…

Мы уходим, уходим, уходим.

Следом за нами идёт боевая машина пехоты, на борту которой надпись «Экипаж имени Героя Советского Союза гвардии старшего сержанта Александра Мироненко». О короткой и яркой жизни 20-летнего десантника знает каждый в полку. Александр героически погиб в ходе боёв в провинции Кунар 29 февраля 1980 года, вступив в неравный бой с группой душманов. Когда кончились патроны, Саша подорвал себя гранатой – предпочёл смерть плену. Он стал одним из первых, кому было присвоено звание Героя посмертно. На его могиле в Пензе, куда в начале 1990-х переехала из Душанбе семья Мироненко, сейчас стоит памятник из мрамора. Его именем названы траулер в Мурманске, парк и средняя школа № 37 в Душанбе, где Александр учился. В Витебске (Республика Беларусь), в пункте постоянной дислокации 317-го парашютно-десантного полка, также установлен монумент Мироненко.

«На подвиге Мироненко, как в советское время на подвиге лётчика капитана Гастелло, воспитывались мужеству, отваге и воинскому долгу солдаты и офицеры, воевавшие в Афганистане», – считает экс-командующий ВДВ генерал-полковник Александр Колмаков, прошедший Афган.

В ходе завершающегося этапа вывода войск штаб 40-й армии из дворца Амина был скрытно перемещён на командный пункт в Нойбабад. Уже оттуда командующий ОКСВ генерал-лейтенант Борис Громов руководил маршевыми колоннами войск, которые пробирались домой через перевалы Гиндукуша сквозь снежные, а порой свинцовые метели.

В это же время в советском посольстве в Кабуле продолжали работать руководство оперативной группировкой ВС СССР во главе с генералом армии Валентином Варенниковым и аппарат главного военного советника в ДРА под руководством генерал-полковника Михаила Соцкова, а также небольшая группа советских журналистов, среди них был и автор этих строк.

На аэродроме пока остался действовать временный командный пункт ВВС во главе с полковником Петром Виноградовым, который прикрывает небольшая группа десантников. Их задача – принять последние рейсы самолётов ВТА, прибывающих в Кабул из Ташкента и Ферганы с мукой для афганцев, а также организовать взаимодействие с командованием афганских ВВС в поисках советского вертолёта Ми-24, не вернувшегося с задания минувшей ночью.

Саланг умеет хранить тайны

Это произошло в ночь на второе февраля, когда 50-й отдельный смешанный авиационный полк под командованием полковника Александра Голованова готовился к перебазированию из Кабула на родину.

Вот что рассказал мне в ту тревожную ночь подполковник Николай Алексеенко.

– На КП ВВС я руководил организацией перелёта воздушного эшелона полка. Экипаж «490-го» – позывной командира полка – первым взлетел на разведку погоды по маршруту вылета. Минут через 20 командир передал на КП, что погода в районе перевала Саланг соответствует норме: «Выпуск полка по плану разрешаю!»

Это были его последние слова…

Тогда никому не хотелось верить, что ведущий экипаж Голованова, на счету которого было почти 350 боевых вылетов, погиб. Вместе с ним погиб и лётчик-оператор старший лейтенант Сергей Пешеходько. На поиски вертолётчиков была направлена вся оставшаяся авиация ОКСВ. В район южного склона перевала Саланг по тревоге выдвинулись два батальона десантников под командованием полковника Валерия Востротина. Поиски, затруднённые снежными лавинами, пургой, продолжались не один день. К сожалению, они были безрезультатными. Наиболее вероятная версия – вертолёт был сбит американской ракетой «Стингер».

Второго июля 1989 года в газете «Красная звезда» был опубликован мой очерк о последнем полёте экипажа Голованова – он так и назывался: «Где-то над Салангом». В нём рассказывалось обо всех перипетиях, связанных с гибелью и поиском вертолётчиков, тела которых так и не нашли.

Указом Верховного Совета СССР от 16 июня 1989 года полковнику Александру Голованову было присвоено посмертно звание Героя Советского Союза. Старший лейтенант Сергей Пешеходько был награждён орденом Ленина посмертно.

На кладбище в Сызрани Самарской области есть «могила Голованова» из чёрного мрамора, в которой лежат… только камни Саланга да потёртая кожанка командира… А сколько ещё таких могильных холмов без праха разбросано по кладбищенским погостам России, Украины, Белоруссии?

Знаменосец

Наш 053-й бронетранспортёр идет четвёртым в извилистой колонне. Впереди – боевая машина отряда обеспечения движения и БТР командира полка гвардии подполковника Александра Скачкова.

Почерневшее от гари ветра лицо механика-водителя ефрейтора Сергея Варакина не узнать. Он не отрывает взгляд от триплекса, следит за дорогой, которая всё круче. Срок срочной службы у Сергея давно истёк, но он добровольно, как и более двадцати других опытных механиков-водителей полка, остался, чтобы в последний раз пройти с полком через Саланг. У этого 19-летнего паренька из Горьковской области большой боевой опыт – двадцать раз он преодолевал перевал Саланг, прошёл на бэтээре около 18 тысяч горных километров. Кто служил на афганской земле, хорошо знает цену этим километрам…

В командирском отсеке нашего бэтээра – грузная фигура гвардии майора Виктора Климова, начальника штаба полка. Он уже который час находится на броне, прикрываясь от бешеного ветра лишь крышкой люка. Виктор Иванович держит постоянную связь с батальонами и командирами приданных подразделений, идущих под прикрытием десанта.

В лицо по-прежнему бьёт снежная крупа, ревущий ветер – как на таком холоде держать связь с командирами? Думаю об этом всякий раз, когда сквозь гул двигателя и свист ветра врывается внутрь машины охрипший голос Виктора Ивановича: «Всё нормально, огневого противодействия нет, колонна движется по плану…»

Мало кто в полку знает, что майор потучнел оттого, что под бронежилетом, в специально сшитом чехле, опоясывающем грудь, Боевое Знамя полка и вымпел министра обороны СССР «За мужество и воинскую доблесть».

Мне это известно наверняка – присутствовал вместе с командиром полка, когда начштаба облачался в пурпурное полотнище.

Виктор всё отшучивался:

– На марше надёжнее места для знамени места не будет…

Замечу, что по уставу и неписаному воинскому правилу именно начштаба несёт личную ответственность за хранение Боевого Знамени и других почётных знамён. В мирной и в боевой обстановке.

Сейчас, спустя 30 лет, Боевое Знамя 317-го пдп хранится в Витебске, куда после Афганистана возвратились полки 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. Знамя хранится в музее боевой славы мобильных сил вооружённых сил Белоруссии.

Наша последняя ошибка

К полудню наша длинная колонна подошла к кишлаку Калавуланг. Отсюда до крытых галерей перевала Саланг 15 километров крутого, извилистого подъёма. Перевал и летом преодолеть трудно, а сейчас, когда его склоны завалены снегом, частые сходы лавин, путь труден вдвойне. Но всё-таки главная опасность – минные ловушки и бандитские обстрелы.

Нас радушно встречает «комендант Саланга», как в шутку величают командира 345-го отдельного парашютно-десантного полка гвардии полковника Валерия Востротина. Его трудно узнать: почерневшее от горного солнца и жгучего ветра осунувшееся лицо, покрасневшие от усталости и бессонных ночей глаза.

Батальоны Востротина уже не первый месяц держат оборону перевала, вместе с дорожно-комендантской службой, саперами обеспечивают бесперебойное движение войсковых колонн через Саланг.

На перевале пурга свирепствует с особой силой. Несмотря на это, наши батальоны продолжают поиски потерпевшего катастрофу вертолёта полковника Голованова. По агентурным данным, вертолёт подбит ракетой «Стингер».

– Это месть Масуда за операцию «Тайфун» – последнюю нашу боевую операцию, – уверен Востротин.

Здесь необходимо пояснение. Как известно, вывод ОКСВ из Афганистана, о необходимости которого специалисты спорят и сейчас, осуществлялся в соответствии с Женевскими соглашениями в период с 15 мая 1988 года по 15 февраля 1989 года в два этапа. За неполных четыре месяца первого этапа советские войска оставили 12 афганских провинций, была выведена половина нашего контингента – более 50 тысяч человек из 103 тысяч бойцов ОКСВ. Причём мы не просто по графику покидали обжитые гарнизоны, а передавали афганской армии многие постройки, имущество, часть вооружений, в том числе и сторожевые заставы, и посты вдоль дорог.

В то же время военно-транспортная авиация продолжала ежедневно доставлять по воздушному мосту в Кабул муку для населения. В день лётчики ВТА совершали по 10–15 «хлебных» рейсов в Кабул из Ташкента, Ферганы и Чимкента. Всего по воздуху было доставлено в Афганистан более четырёх тысяч тонн муки и риса.

Командующий ОКСВ генерал-лейтенант Борис Громов на итоговой пресс-конференции для журналистов, прибывших в Кабул освещать завершающий этап вывода наших войск из Афганистана, особо отметил, что «более 180 военных городков со всей инфраструктурой, жилыми домами, хлебозаводами и медицинскими помещениями оставили афганскому народу советские части».

– Их стоимость – более 660 миллионов рублей. Мы передаем это имущество не просто по актам – по законам дружбы, – подчеркнул командующий.

Однако на втором этапе вывода, намеченного на 15 августа 1988 года, военно-политическая обстановка резко обострилась в центральных и северных провинциях страны. Моджахеды захватили города Кундуз, Ханабад, Талукан, провинции Пактика и Бамиан. Это стало полной неожиданностью для президента ДРА Наджибуллы, возлагавшего большие надежды на политику национального примирения после вывода советских войск.

В этой ситуации афганский президент всё настойчивее ставил перед Москвой вопрос о необходимости проведения решающей операции по уничтожению на перевале Саланг бандформирований «льва Панджшера», как называли Ахмад Шаха Масуда. Представитель Министерства обороны СССР генерал армии Валентин Варенников, командующий ОКСВ генерал-лейтенант Борис Громов выступили категорически против этой авантюры. Более того, командование ОКСВ и посол СССР в ДРА Юлий Воронцов вели в это время весьма успешные переговоры с Масудом. Речь, в частности, шла даже о том, чтобы отряды моджахедов соблюдали нейтралитет при выводе наших войск и взяли под охрану участок дороги на Южном Саланге.

Однако после посещения Кабула в январе 1989 года министром иностранных дел СССР Эдуардом Шеварднадзе и его встречи с Наджибуллой командующий 40-й армией получил приказ из Москвы срочно готовить войсковую операцию по уничтожению формирований Масуда, которой дали кодовое наименование «Тайфун». Для её проведения были привлечены значительные силы и средства, включая тяжёлые огнёметы «Буратино», реактивные системы залпового огня «Ураган», «Град» и даже стратегическую авиацию, дислоцированную на территории СССР – дивизию под командованием генерал-майора авиации Джохара Дудаева, который через несколько лет станет первым президентом Ичкерии…

В войсках ОКСВ встретили эту новость с глухим негодованием, особенно офицеры. Многие недоумённо спрашивали: «Зачем снова обстрелы? Какую память шурави (советские) оставят на прощание афганцам?»

Тем не менее 22 января 1989 года, как позднее вспоминал генерал армии Варенников, по телефону ВЧ ему позвонил министр обороны СССР и устно отдал приказ: приступить к операции «Тайфун». В течение трёх дней по южному Салангу, где базировались отряды моджахедов, были нанесены мощные бомбо-штурмовые удары авиации, в том числе с применением так называемых вакуумных авиабомб, а также массированные огневые налёты ствольной артиллерии и РСЗО.

Мятежникам был причинён ощутимый урон. К сожалению, были большие потери и среди жителей прилегающих к перевалу Салангу кишлаков. По приказу Масуда мятежники выложили вдоль дороги в районе южного Саланга тела погибших мирных граждан, завёрнутые в белые ваваны-полотнища. Надо ли говорить какое это было зрелище для наших солдат и офицеров, которые возвращались домой по этой трассе…

В книге «Трагедия и доблесть Афгана» её автор – генерал-майор Александр Ляховский, входивший в состав Оперативной группы МО СССР в Афганистане, вспоминая этот эпизод войны, с горечью отмечает, что военные стали заложниками амбиций и скудоумия тогдашних политиков.

Роковая трасса

По колонне передаётся по радио команда командира полка Скачкова: надеть на колёса цепи, приготовить буксировочные тросы!

Боевые машины и бронетранспортёры первыми штурмуют крутой горный подъём. Медленно, с остановками продвигаемся по серпантину. Вот и чёрные пасти крытых галерей. Перевал Саланг! Сколько о нём рассказано легенд, сколько наших ребят полегло на его крутых склонах… Об этом напоминают остовы сожжённых «наливников» на его обочинах. Моджахеды часто здесь устраивали засады и минные ловушки.

Маршрут через Саланг всегда был под особым наблюдением штаба и боевого управления ОКСВ. Особенно сейчас, на завершающем этапе вывода войск. Через определённые отрезки времени сюда поступают доклады начальников колонн, командиров сторожевых застав и постов об обстановке на трассе, скорости передвижения машин, немедленно сообщается о засаде, координаты огневых точек…

Ровно в полдень головные машины вынырнули из последней крытой галереи Саланга. Дорога по крутой глиссаде устремилась вниз. Мы думали, пройдён самый трудный и опасный участок трассы.

Ошиблись. Самым трудным и грозным оказался спуск по обледенелой горной дороге. На последних поворотах тяжёлые машины заносило на обочины. К обрывам. Траки БМП и САУ рвали лёд в сантиметрах от пропасти. Вот почему этот сложный, извилистый спуск на Саланге длиной более пяти километров мне и сейчас, спустя 30 лет, снится по ночам…

Не обошлось бы без трагедий, если бы не решительность и хладнокровие командира полка гвардии подполковника Скачкова. Он быстро и трезво оценил обстановку, спешил людей. Шедшие навстречу два афганских грузовика на наших глазах улетели в пропасть…

Скачков перекрыл трассу, направил вниз боевую машину. Всем, кто оказался на перевале, приказал долбить песок и посыпать им полотно дороги.

Мы все в разных воинских званиях и возрастах словно по команде таскали комки заледенелого песка в плащ-палатках, разбивали их об обледенелую гладь дороги. Затем тревожными взглядами провожали каждую машину с открытой кабиной на спуск, который длился больше четырёх часов…

Это был настоящий подвиг военных водителей. Хотелось бы назвать их поимённо – они это заслужили. К сожалению, у меня нет такой возможности. Назову лишь тех, чьи имена сохранились в моем потёртом репортёрском блокноте. Это гвардии сержант Иван Горник, гвардии рядовые Рахмет Хамидулин, Игорь Горячев, Олег Варфоломеев… И конечно же механик-водитель нашего бэтээра гвардии ефрейтор Сергей Варакин.

Тому, кому из них попадётся на глаза этот репортаж, наверняка вспомнит своё возвращение из Афганистана в последней боевой колонне из Кабула 30 лет назад. Вспомнит свою молодость и боевых друзей, погибших и живых.

Уже в Ташкургане, близ нашей границы, довелось ещё раз встретиться с гвардии полковником Востротиным, прибывшим для доклада на передвижной командный пункт генерала Громова. Мы встретились накоротке. Востротин был мрачнее тучи. Говоря о потерях, проронил: «Жаль моих ребят до слёз, будь проклята эта война».

Командир говорил о погибших на Саланге начальнике штаба батальона гвардии майоре Олеге Юрасове, который впоследствии был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза, и гвардии рядовом Игоре Ляховиче. Тело офицера удалось переправить на вертолёте в Термез. А вот сражённого пулей буквально в последние дни вывода десантника Ляховича везли домой на броне. Его тело, обёрнутое в общевойсковой защитный комплект и солдатское одеяло, привязали к башне боевой машины и так везли до самой границы.

Непроходящая боль

В полдень 6 февраля 1989 года наша колонна по мосту через Амударью вошла в Термез. Как только командирская машина гвардии подполковника Скачкова пересекла пятый пролёт моста – государственную границу СССР, грянул оркестр.

Потом был митинг, организованный Сурхандарьинским обкомом партии совместно с политуправлением ТуркВО. Но мало кто прислушивался к ораторам. Кто высматривал родные лица, кто радостно улыбался, что вернулся живым, а кто беззвучно рыдал… Был в их числе и автор этих строк.

…Прошло почти 30 лет с того дня, как последний бронетранспортёр с командующим 40-й армией генерал-лейтенантом Борисом Громовым пересёк мост Дружбы через Амударью, по фарватеру которой проходила граница с Афганистаном. 15 февраля1989 года наши отцы и матери вздохнули с облегчением – их сыновья возвратились домой из Афгана. Долгих 9 лет и 51 день длилась для нашей страны эта необъявленная война. Сколько понадобится лет, чтобы затянулась кровоточащая афганская рана? Да, длинным эхом боли и утрат отдаёт и сегодня, спустя 30 лет, в сердцах тех, кто выполнял интернациональный долг в горах Гиндукуша. Горькое эхо афганской войны.

Александр Олийник

Олийник Александр Михайлович, постоянный корреспондент «Красной звезды» в ДРА (14 октября 1985 – 15 февраля 1989 г.) Награждён орденом Красной Звезды, медалью «За боевые заслуги», орденом ДРА «За храбрость», полковник запаса.

Афганистан. Россия > Армия, полиция > redstar.ru, 4 февраля 2019 > № 2875803


Афганистан. Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 31 января 2019 > № 2874150 Стивен Коэн

The Nation (США): вывод американских военных из Афганистана и Сирии вряд ли можно назвать «подарком Путину»

Авторитетный специалист по России и ее политике уверен, что Москва не стремится к тому, чтобы воевать с террористами без помощи США. Комментируя объявление президента Трампа о выводе американских военных из Сирии и Афганистана и неподтвержденные обвинения «рашагейта», он предлагает задуматься о всеобщей безопасности, которая, считает он, невозможна без договоренностей России и США.

Стивен Коэн (Stephen Frand Cohen), The Nation, США

Почему Москва должна стремиться к тому, чтобы воевать с террористами без помощи США? Она этого не хочет

Манихейская близорукость холодной войны и абсурдные обвинения «рашагейта» породили один из наихудших периодов американского «геополитического» мышления за последние несколько десятилетий. Обратите внимание на недавние объявления президента Трампа о выводе американских военных из Сирии и Афганистана. Вместо того, чтобы порадоваться, что администрация наконец сделала эти шаги, хотя и с большим опозданием, американский политический и журналистский истеблишмент решительно осудил их, окрестив их «подарками Трампа Путину».

Но зачем президенту России Путину стремиться к тому, чтобы лишиться США как союзника в борьбе против террористов в этих двух странах, которые Москва уже долгое время рассматривает как свой геополитический задний двор? В Сирии, где, как Путин неоднократно предупреждал, появились тысячи джихадистов с российскими паспортами, которые пообещали, если им удастся взять Дамаск, вернуться в Россию и развязать такую же войну там. Что касается Афганистана, то с момента вторжения советских войск в эту страну в 1979 году Москва боялась, что одержавшие победу афганские террористы и их иностранные союзники — как бы они себя ни называли — двинутся через Центральную Азию в Россию вместе с урожаем популярного в Афганистане растения — опиумного мака, который является источником финансирования войны. (В России героиновая зависимость, росту которой способствует низкая цена афганского опиума, уже достигает масштабов эпидемии.)

В отличие от большинства представителей американской политической и журналистской элиты Путин способен мыслить геополитически в интересах своей страны. В течение 17 лет он стремился к созданию с США полноценного антитеррористического альянса — сначала с президентом Джорджем Бушем-младшим после терактов 11 сентября, затем с президентом Бараком Обамой. Но тщетно. Будучи кандидатом, а затем став президентом США, Трамп, казалось, хотел воспользоваться этой возможностью, но ему помешали апологеты «рашагейта» — в основном демократы, но не только.

Теперь нас убеждают, что Трамп совершил «предательство», встретившись с Путиным один на один и отказавшись от присутствия каких-либо «свидетелей» и от записи их беседы. Его обвинители не только плохо знают историю, но и так же плохо разбираются в национальной безопасности США. К примеру, президент Ричард Никсон однажды встретился с советским лидером Леонидом Брежневым, и тогда кроме них, на встрече присутствовал только переводчик Брежнева.

Нам стоит искренне надеяться на то, что в ходе своих неизбежно секретных встреч — даже на самых высоких должностях в этих двух странах есть противники идеи сотрудничества — Трамп и Путин обсуждали тесное сотрудничество США и России в борьбе против международных террористических организаций, которые сейчас ищут способы достать радиоактивные материалы, чтобы сделать свои теракты еще более смертоносными. Будь то такая угроза, подтверждения которой вы в избытке найдете в Сирии и Афганистане, или такая угроза, которая молча зреет в Европе, в России или в нашей собственной стране.

Американский журнал «Бюллетень ученых-ядерщиков» (Bulletin of the Atomic Scientists) перевел свои «часы судного дня» вперед, то есть ближе к «ядерной ночи». Нарастающие угрозы новой гонки ядерных вооружений также требуют сотрудничества между США и Россией, но ему препятствуют новая холодная война и неподтвержденные обвинения «рашагейта». А ведь международный терроризм уже несколько раз достигал точки полуночи. У нас осталось слишком мало времени, поэтому ради всеобщей безопасности мы должны позволить Трампу и Путину сделать то, что они хотят — как американские президенты и лидеры Кремля в прошлом не раз делали и обязаны были делать.

В основу этой статьи легли материалы еженедельных дискуссий с участием Стивена Коэна, почетного профессора Нью-Йоркского и Принстонского университетов, специализирующегося на изучении России и ее политики

Афганистан. Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 31 января 2019 > № 2874150 Стивен Коэн


Афганистан. Сирия. Ирак > Армия, полиция > regnum.ru, 30 января 2019 > № 2871308

Золото ИГИЛ*: как устроена экономика терроризма

Джихадистское подполье мало чем отличается от деятельности криминального подполья

«Если мы говорим об экономике джихадизма — то важно понимать, кто и как помогал сколачивать первоначальный капитал, какие источники финансирования существуют сейчас и в какие сферы экономики вкладываются эти деньги», — эксперт Центра изучения современного Афганистана Андрей Серенко рассказал ИА REGNUM о том, как террористы легализовали свои доходы и почему в их системе нет коррупции.

ИА REGNUM : Несколько лет назад террористы зарабатывали на торговле наркотиками и незаконной нефтедобыче. Что-то изменилось за это время?

Джихадистское сообщество очень сильно фрагментировано. У него есть свои специфические, отличительные черты в зависимости от региона. На Синае — это одно, в Ираке и Сирии — другое, в Афганистане — третье, в Западной Африке на стыке Чада, Нигерии и Камеруна, где джихадисты семимильными шагами идут к созданию нового халифата — четвертое. Везде свое нюансы.

ИГИЛ* в его «классическом измерении» находится в Сирии и Ираке. Это то, что мы наблюдали начиная с 2013 года и до недавнего времени. Именно на него, вероятно, будут равняться сторонники радикалов последующих образцов джихадистского ИГ*.

ИГИЛ* опиралось на несколько финансовых источников — торговля нефтью, человеческими органами, заложниками, историческими артефактами, имел место быть банальный грабеж банков и так далее.

Первые джихадистские капиталы в Ираке сколотили не за счет нефти, а как раз за счет захвата банков, полных наличности. Контрабанда нефтью, контроль над приграничной торговлей — это все было потом.

Ничего нового джихадисты не изобрели. Их финансовые системы не сильно отличаются от схем, принятых в обычных криминальных сообществах. Кстати, в одной инструкции, которую джихадисты распространяют среди своих сторонников и в которой прописаны рекомендации по проведению террористических атак, они подчеркивают, что не нужно стесняться брать пример с криминальных организаций, чья деятельность технически очень похожа на их работу.

И это во многом правда. Джихадистское подполье действительно мало чем отличается от деятельности бандитского подполья. Им нужно соблюдать похожие меры конспирации, искать источники финансирования — совершать налеты, преступления по изъятию денег, заниматься контрабандой — если речь идет о приграничных районах и так далее.

ИА REGNUM : Так было всегда или эта «схема» — недавнее изобретение?

Напомню историю возникновения движения «Талибан» * в 90-е годы. Впервые в 1994 году талибы* появились как политическая сила. Первыми их поддержали и создали первоначальный капитал, который важен для любой джихадистской организации, контрабандисты. Они занимались трансграничными автоперевозками, то есть держали монополию на перевозки через границу. Та самая транспортная мафия, которая перебрасывала машины между Афганистаном и Пакистаном.

ИА REGNUM : Кто же был первым инвестором ИГ*?

ИГ* сколачивали свой капитал в провинции Анбар в Ираке — это западные территории на границе с Сирией. Там живут суннитские племена, которые занимаются незаконной приграничной торговлей. Они способствовали появлению начального капитала террористов ИГ*.

Позже источниками дохода стала нефть — захваты месторождений, нефтеперерабатывающих заводов, торговля артефактами, работорговля, торговля наркотиками и так далее.

Очень важную роль в структуре дохода ИГ* занимают пожертвования. Под разными благовидными предлогами, под прикрытием различных благотворительных организаций или напрямую собираются деньги.

Поэтому, если мы говорим об экономике джихадизма, важно понимать, кто и как помогал сколачивать первоначальный капитал, какие источники финансирования существуют сейчас и в какие сферы экономики вкладываются эти деньги.

ИА REGNUM : И куда они вкладываются эти деньги?

Сегодня халифат уничтожен. А куда же делось его золото, ведь у людей были огромные деньги? Неужели вы думаете, что они все потратили на войну или на содержание своих так называемых «подданных»?

По некоторым оценкам, прибыль ИГ* в периоды его расцвета доходила до трех млн долларов в день. Это очень серьезные деньги, которые позволяли вести эффективную социальную политику, когда ИГ* выплачивал последователям пенсии, пособия на потерю кормильца, подкупы и так далее.

За время существования движения боевики накопили огромные суммы. Это то самое «золото» халифата, о котором сейчас не принято говорить.

По моей информации, воюя в Сирии и Ираке, террористы ИГ* не теряли времени и активно занимались бизнесом. Агенты халифата вложили серьезные деньги в экономику ряда стран Ближнего Востока, отмыли их через нескольких посредников, чтобы невозможно было отследить первоначальный источник денег.

Часть денег ушла в европейские компании. И сегодня получается, что халифата нет, но его деньги продолжают работать.

ИА REGNUM : В какие сферы бизнеса вкладывались террористы?

Разные, начиная от авиаперевозок и сделок по недвижимости, заканчивая строительством и банковским делом. Конечно, люди, которые занимаются финансовыми операциями, не носят значки ИГ* и не позиционируют себя как сторонники халифата.

Это бизнесмены, которые работают на казну, на джихадистский «общак». Заработанные деньги при необходимости будут использованы для организации новых террористических актов.

Силовики ищут это золото, выясняют, на кого и через кого оно сейчас работает, каким образом эта система продолжает функционировать.

В истории современного ИГИЛовского* халифата мы дважды наблюдали феномен первоначального накопления. Первый раз для того, чтобы джихадисты «встали на ноги», реализовывались приграничные схемы. Как в свое время делал «Талибан» *.

А второй раз, когда боевики ИГ* начали вкладывать деньги в прибыльные проекты, которые формально вообще никак не связаны между собой. Экономисты и финансисты в ИГ* далеко не дураки.

И их работающие деньги уже далеко не халифатские. Они прошли отмывку в нескольких десятках посреднических схем. И люди, которые ими сейчас занимаются, может быть, и не имеют никакого отношения к террористам.

Поэтому наше предположение о том, что террористы зарабатывают исключительно на наркотрафике — ошибочно.

ИА REGNUM : Вы описали работающую экономическую модель. Скажите, а есть ли у этой модели «слабые места», например, коррупция?

В бизнесе террористов, так же как и в криминальном — все по-честному. За обман можно лишиться головы. Коррупции у них просто нет. Потому что те, кто пытается «крысятничать», долго не живут.

В этом смысле, как ни парадоксально это звучит, их экономика самая «честная», как и у бандитов. Там не идут в суд, чтобы что-то доказать. Коррупционеров и воров уничтожают на месте.

*террористическая организация, деятельность которой запрещена в РФ

Евгения Ким.

Афганистан. Сирия. Ирак > Армия, полиция > regnum.ru, 30 января 2019 > № 2871308


Афганистан. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 января 2019 > № 2870906

«В горы: моя жизнь в джихаде — от Алжира до Афганистана» Абдуллы Анаса: руководство по священной войне, написанное инсайдером (The Times, Великобритания)

Один из участников движения моджахедов, воевавших против советской армии в Афганистане, в своей книге рассказывает о «великой лжи», с помощью которой проповедники воинствующего джихада призывали мусульман по всему миру к войне с «неверными». Автор книги понимает, что в такой войне есть элемент бегства от действительности, особенно если это чья-то чужая война.

Ричард Спенсер (Richard Spencer), The Times, Великобритания

Война — это пузырь. «Окружавшие нас сверхдержавы управляли сложными процессами холодной войны, — пишет ветеран джихада Абдулла Анас (Abdullah Anas). — Мы жили в нашем собственном мире. Мы были похожи на наивных детей». На постоялых дворах по обе стороны Хайберского прохода те религиозные революционеры, которые выступили против Советского Союза в 1980-х годах, обсуждали мечты и пророчества и молились о славной смерти мучеников. Между тем, судьба их джихада и Афганистана в целом зависела от той прагматичной политики, которая вершилась в тысячах миль от них — в Москве, Эр-Рияде и Вашингтоне. Именно там все и происходило.

Мы не привыкли так воспринимать жизнь, войну и политику. Нам нравится думать, что наше удобное существование на Западе подобно пузырю. Те, кто отправляется на линии фронта, видят эту жизнь без прикрас. Именно такой и увидел жизнь юный Анас, когда он отказался от успешной карьеры исламского теолога и имама в своем родном Алжире, променяв ее на пещеру в горах Панджшера.

Сотни молодых людей думали так же, приезжая в Афганистан в 1980-е годы, превращаясь в «афганских арабов» и породив большую часть того воинствующего джихада, от которого мы страдаем до сих пор. Многие из них храбро встречали трудности, ранения и смерть — на самом деле, они стремились к ним. В своих необычных мемуарах Анас описывает свои опасные путешествия по горам, стычки с полевыми командирами, засады и битвы. Однако со временем он понял, что в войне есть элемент бегства от действительности, особенно если это чья-то чужая война. Юношеское воодушевление от участия в битвах и даже смерть, убежденность в нравственной ценности войны, дух товарищества молодых людей, объединяемых общими убеждениями, и, прежде всего, отсутствие тревоги о том, что будет дальше, — это и есть настоящий пузырь.

Эта мысль уже не раз звучала в мемуарах старых солдат и военных корреспондентов, однако ее необходимо озвучивать снова и снова. Не так давно в Сирии множество повстанцев и наблюдателей пережили невероятный подъем, когда нравственная чистота революции сошлась в одной точке с экзистенциальной радостью от того, что, наконец, появилась возможность взять контроль над решениями в свои руки. Однако этот восторг разбился вдребезги о реальность разрушенных городов и военного поражения.

Из всех выводов, изложенных в книге, эта универсальная мысль, вероятно, является важнейшей. Хотя Анас стал достаточно важной фигурой среди тех, кто сражался против Советского Союза в Афганистане, и лично знал людей, которых война прославила на весь мир — Усаму бен Ладена, нынешнего лидера «Аль-Каиды» (террористическая группировка, запрещенная на территории РФ — прим. ред.) Аймана аль-Завахири (Ayman al-Zawahiri) и «крестного отца» джихада Абдуллу Аззама (Abdullah Azzam) — это не та книга, которая может изменить общепринятую историю. Скорее это необычный личный взгляд на мотивы джихадистов, изложенный одним из них. Анас, который всегда выступал против того, чтобы расширять джихад, превращая его в агрессивное международное движение, теперь живет в Лондоне и в красках рассказывает западной аудитории историю одного человека.

Он сознательно встал на путь джихада. Анас, родившийся в 1958 году, как и многие джихадисты, вырос в религиозной мусульманской семье, но жил в условиях диктатуры, где политический плюрализм был под запретом и где, что важнее всего, все молодые люди проходили обязательную службу в вооруженных силах. Весьма токсичная смесь.

Во время паломнической поездки в Мекку он нашел Аззама — палестинского религиозного философа, который отправлял молодых людей в Афганистан при поддержке саудитов и их американских и палестинских союзников. Там он вступил в ряды боевиков Ахмада Шаха Масуда (Ahmed Shah Massoud) — «Панджшерского льва», знаменитого воина, который за десять лет заполнил долины Панджшера взорванными советскими танками и сбитыми вертолетами.

Анас также оказался замешанным в борьбе между различными группировками. Масуд поссорился с Гульбеддином Хекматияром (Gulbuddin Hekmatyar), самым воинственным из повстанцев. Анас пытался урегулировать разногласия между воюющими лагерями, но безуспешно. Он с сожалением признает, что, если бы арабский мир отправлял туда дипломатов, журналистов и сотрудников гуманитарных организаций, всем жилось бы намного лучше.

Случилось так, что Масуда оттеснили на второй план, Хекматияр занял ведущие позиции, после чего туда пришли самые богатые, самые радикальные и самые влиятельные арабы, такие как бен Ладен. Аззама убили — возможно, агенты пакистанской разведки, возможно, люди бен Ладена. Масуд и Хекматияр боролись друг с другом до тех пор, пока «Талибан» (запрещенная в России организация — прим. ред.) не вытеснил их обоих из постсоветского Кабула. Масуд отступил в Панджшер, где его убили смертники бен Ладена за два дня до событий 11 сентября.

К тому моменту Анас уже был в полной растерянности. После ухода советской армии такие люди, как бен Ладен, которые не сыграли в победе практически никакой роли, смогли вернуться домой героями и начать распространять свое более радикальное учение. Анас в ужасе наблюдал за тем, как выскочки, такие как проповедник Абу Катада (Abu Qatada), призывали правоверных к действию, отказываясь покидать безопасный Лондон. Анас откровенно высмеивает Абу Хумама (Abu Humam), «халифа Лиссон-гроув», как он его называет, — особенно напыщенного проповедника, который претендовал на лидерство в мусульманском мире, не желая покидать свою удобную квартиру на Эджвэр-роуд.

Борьба между исламистами, которые поселились на Западе, такими как Анас, и теми, кто хочет уничтожить Запад, продолжается до сих пор. К концу своего рассказа Анас описывает свою встречу с радикальными исламистами из Сирии — ветеранами печально известной сирийской тюрьмы «Седнайя», которые прежде видели его выступления по телевидению и которым не нравился его примиренческий тон. «Позже, пройдя войну, они поняли, что я был прав, и они попросили прощения».

Свою историю Анас рассказывает при поддержке предприимчивого мусульманского журналиста бенгальско-шведского происхождения Тама Хуссейна (Tam Hussein), который вырос в Лондоне и который очень интересно пишет о среде молодых людей, в которой появились будущие рекруты «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ — прим. ред.), такие как Мухаммад «Джихади Джон» Эмвази (Mohammed "Jihadi John" Emwazi). Эти люди являются наследниками того «Лондонистана», который Анас знал, но отверг. Несомненно, у него хватит материала для того, чтобы написать продолжение этой небольшой, но увлекательной книги.

Афганистан. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 января 2019 > № 2870906


Афганистан. Турция > Внешэкономсвязи, политика > americaru.com, 27 января 2019 > № 2871805

Об афгано-турецких отношения на современном этапе

Автор: Асатрян Г.Э.

Турция обладает крайне высоким авторитетом среди практически всех афганцев. Автор этих строк был свидетелем очень высокого пиетета афганцев всех национальностей и социальных групп в отношении Турции ее истории и лидеров. Попытки Анкары активизировать свою геополитику стали поводом для попытки проанализировать внешнеполитическую стратегию наследницы Османской Империи на афганском направлении. В целом, нужно подчеркнуть, что афганская политика Турции – весьма сложное явление. Турция имеет близкие отношения с Афганистаном, которые оказывают определенное влияние на формирование политики в отношении конфликта в этой стране. Отношения между Афганистаном и Османской Империей, а впоследствии – Турцией имеют давнюю историю. Афганистан был второй страной после Советского Союза, официально признавшей молодую Турецкую Республику в 1921 году. Афгано-турецкие отношения всегда основывались на многочисленных совпадениях и общих платформах, и, несмотря на отсутствие совместных границ, а также периодическое членство обеих стран в восточных и западных блоках, эти отношения десятилетиями не претерпевали какого-либо значительного ущерба. Несмотря на приход к власти в Афганистане движения «Талибан», Турция официально признала правительство Бурхануддина Раббани, а после падения режима талибов установила хорошие отношения с правительством Хамида Карзая. Исходя из исторических связей с Кабулом, стратегически удобное расположение ИРА на стыке важных регионов, а также тесное политико-экономическое партнерство с западными странами способствовали активному участию турецкой стороны в урегулировании конфликтной ситуации в Афганистане и его социально-экономическом восстановлении. Активность Турции проявлялась в обеспечении постоянной деятельности турецких военнослужащих в составе международной коалиции в Афганистане, оказании весомой социально-гуманитарной и экономической поддержки афганской стороне, подготовке афганских военнослужащих и посреднической миссии в урегулировании конфликтной ситуации в стране. Турецкие военнослужащие участвует в стабилизации положения в Афганистане с первых дней военной операции США и других участников международной коалиции. Напомним несколько исторических параллелей. Ввод войск в Афганистан в 2001 году произошел на фоне серьезные изменения и определенного кризиса в Турции. Во-первых, Партия справедливости и развития во главе с Р.Т.Эрдоганом была основана в 2001 году. В 2002 – она пришла к власти в Турции. А в 2000-х в Турции был зафиксирован серьезный финансовый кризис. Но, несмотря на внутриполитические сложности, турецкое правительство в октябре 2001 г. разрешило использование своего воздушного пространства для пролета американской авиации и заявило о готовности направить в Афганистан 90 военнослужащих и специалистов для подготовки сил антиталибского «Северного альянса». Так началась современная политика Турции на афганском направлении. Немаловажную роль в этих контактах играет и функционирования турецких школ на территории Афганистана. Накануне вокруг афгано-турецких отношений произошли некоторые геополитические события, связанные с определенными трендами. Двое преподавателей Афгано-турецкой школы в Кабуле, задержанных на территории Афганистана еще в декабре 2017 года, получили политическое убежище в Швеции, сообщили представители учебного заведения, пишет Афганистан.ру. Напомним, что рейду подверглось здание средней школы для девочек. Арест сотрудников учебного заведения, являвшихся гражданами Турции, успело вызвать протесты коллег задержанных и родительского комитета. Правоохранительные органы не комментировали причин задержания иностранных граждан, однако местные обозреватели сделали вывод о политической подоплёке инцидента. В частности, аресты преподавателей связывали с их причастностью к турецкому общественному движению «Хизмет», основатель которого Фетхуллах Гюлен является противником нынешнего президента Турции Р.Т.Эрдогана и обвиняется турецкими властями в попытке государственного переворота. Руководство образовательных учреждений на территории Афганистана, предположительно подконтрольных движению Ф.Гюлена, отрицает свои связи с «Хизмет», однако общественность не сомневается в том, что задержания производились по запросу турецких властей. Сообщается, что правительство Турции требовало от Афганистана выдачи арестованных преподавателей, однако афганская сторона не выполнила этого запроса в отсутствие соглашения об экстрадиции. Тем не менее, до недавнего времени задержанные преподаватели находились под домашним арестом, передает телеканал The Tolo News. «Они не являются ни подозреваемыми, ни обвиняемыми в каком-либо преступлении на территории Афганистана. Они не совершили ни малейшего нарушения, но были лишены свободы на 13 месяцев по причине несправедливого приказа», – заявил в недавнем выступлении представитель руководства Афгано-турецких школ Ахмад Фавад Хайдари. Генеральная прокуратура Афганистана отрицает факт выдвижения каких-либо обвинений в отношении преподавателей. В итоге ситуация разрешилась благополучно для них – по словам руководства Афгано-турецких школ, к настоящему времени двое преподавателей благополучно покинули страну и избежали угрозы принудительного возвращения в Турцию. 24 января на территории афганской столицы сотрудниками Директората национальной безопасности были задержаны еще 4 преподавателя Афгано-турецкой женской средней школы. Известно, что преподаватели, трое из которых являлись гражданами Турции, были арестованы по пути на работу, и изначально широкое распространение получили слухи об их похищении. Тем не менее, впоследствии оказалось, что в действительности учителя были взяты под стражу правительственными силами. До настоящего времени официальные причины ареста остаются неизвестными. Тем не менее, обозреватели связывают задержание с причастностью преподавателей к общественному движению «Хизмет». В 2014 году Анкара требовала международного розыска общественного деятеля, но Интерпол отклонил данный запрос. В настоящее время на территории Афганистана действует ряд учебных заведений, предположительно подконтрольных движению «Хизмет», и турецкие власти пытаются добиться от Кабула передачи им контроля над этими школами или их закрытия. После задержания преподавателей в школе и общежитии учащихся поздним вечером был произведен обыск, вызвавший панику, а затем и протесты со стороны школьниц и их родителей. Представители родительского комитета обвиняют стражей порядка в том, что они вторглись в общежитие без предупреждения, не имея ордера, что было нарушением прав учащихся. Примечательно, что задержание преподавателей и обыск произошли в день отъезда президента Афганистана Мохаммада Ашрафа Гани на международный саммит в Стамбул, и многие общественные деятели подозревают, что деятельность учебных заведений может быть принесена в жертву политическому сближению между Кабулом и Анкарой. Анонимные источники сообщают, что распоряжение о задержании преподавателей было передано афганскому правительству турецким посольством, и Анкара рассчитывает на экстрадицию задержанных граждан Турции, несмотря на то, что в настоящее время между странами отсутствуют необходимые для этого соглашения. Тем не менее, пресс-служба президентского дворца не признает связи между визитом главы государства и арестами преподавателей, утверждая, что задержание не имело политической подоплеки, передаёт телеканал Arianna News. На данный момент судьба задержанных преподавателей остается неизвестной, комментариев об официальных основаниях для задержания также не поступало. Тем не менее, недавно в афганской прессе появились сообщения о том, что ООН приняла решение о предоставлении одному из арестованных турецких граждан убежища за рубежом. «Любое решение в отношении Афгано-турецкой школы должно приниматься открыто, в присутствии родителей учащихся и в соответствии с требованиями законодательства», – заявил действующий глава Министерства образования Мохаммад Ибрагим Шинвари. Кроме того, в декабре президент Афганистана Мохаммад Ашраф Гани, находясь с визитом в Стамбуле, принял участие в двусторонней встрече со своим турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом. В ходе переговоров турецкий лидер заверил Кабул в продолжении поддержки со стороны Анкары и отметил необходимость дальнейшего укрепления и развития связей между двумя государствами. Президенты обменялись мнениями по ряду вопросов регионального значения. В частности, главы государств обсудили Стамбульский процесс, направленный на долговременную стабилизацию ситуации в Афганистане усилиями стран региона, и отметили значимость данной деятельности для улучшения общерегиональной ситуации, сообщает пресс-служба президентского дворца Арг. Стороны также подчеркнули важность сотрудничества между региональными государствами для развития экономики, к примеру, в рамках торгово-транзитного соглашения «Лазуритовый коридор», в ноябре текущего года подписанного Афганистаном, Туркменией, Азербайджаном, Грузией и Турцией. Очевидно, что вопрос функционирования турецких школ в Афганистане также обсуждался.

Афганистан. Турция > Внешэкономсвязи, политика > americaru.com, 27 января 2019 > № 2871805


Афганистан. Россия > Агропром > oilworld.ru, 25 января 2019 > № 2924924

Подсолнечное масло составляет четверть экспорта России в Афганистан

Подсолнечное масло составило почти четверть от общего объёма российского экспорта в Афганистан в 2018 году, сообщает портал "Экспортёры России".

Так, с января по ноябрь 2018 года российский экспорт в Афганистан сократился на 45,2% и составил $106,24 млн. Подсолнечное масло заняло 24,2% от этого объёма.

OilWorld.RU

Афганистан. Россия > Агропром > oilworld.ru, 25 января 2019 > № 2924924


Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 января 2019 > № 2861724

Несколько афганских политологов обвинили главу исполнительной власти страны Абдуллу Абдуллу в нарушении избирательного законодательства, назвав неправомерным его выдвижение в качестве кандидата на пост главы республики.

Абдулла Абдулла, на протяжении нескольких лет возглавляющий правительство Афганистана, баллотировался на пост президента 20 января - в тот же день, что и действующий глава государства Мохаммад Ашраф Гани. Аналитики раскритиковали Абдуллу за то, что до выдвижения своей кандидатуры государственный деятель не ушел в отставку, как того требует афганское законодательство.

"Закон требует того, чтобы каждый чиновник, который хочет бороться за президентское кресло, покинул свою нынешнюю должность. Отказ сделать это является нарушением закона", - заявил агентству Пажвак политолог, профессор Кабульского университета Вадир Сафи.

Он подчеркнул, что данное правило не распространяется на президента Афганистана, поскольку отставка главы государства спровоцирует политический вакуум. Схожей позиции придерживается и другой афганский политический эксперт Мохаммад Харун, который заявил, что сохранение главой правительства и его заместителями своих постов является "неправомерным".

Абдулла Абдулла и Мохаммад Ашраф Гани были главными соперниками в борьбе за президентское кресло на выборах в 2014 году, и победа последнего привела к политическому расколу и кризису в стране. В целях разрешения затянувшегося противостояния было сформировано Правительство национального единства, в составе которого для Абдуллы была специально создана должность главы исполнительной власти.

Как гласит статья 44 "Закона о выборах" Афганистана, перед выдвижением своих кандидатур на выборах в государственные органы свои посты обязаны покинуть советники президента, министры, их заместители и советники, губернаторы провинций, представители государственных силовых и судебных ведомств, а также служащие избиркомов. Однако, как отмечают афганские политологи, проблема заключается в том, что пост главы правительства в этом списке не фигурирует - более того, он до сих пор не закреплен в конституции республики, и вопрос о его дальнейшем существовании после предстоящих президентских выборов остается открытым.

Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 января 2019 > № 2861724


Афганистан. УФО > Транспорт. Армия, полиция > forbes.ru, 22 января 2019 > № 2892993

Пассажир попытался угнать самолет «Аэрофлота» в Афганистан

Редакция Forbes

Авиалайнер, вылетевший из Сургута в Москву, изменил курс и приземлился в аэропорту Ханты-Мансийска

Нештатная ситуация была зафиксирована на борту авиарейса «Аэрофлота», совершавшего рейс SU1515 из Сургута в Москву. Самолет сделал разворот в воздухе и направился в аэропорт Ханты-Мансийска. Об этом свидетельствуют данные на сайте Flightradar по состоянию на 14:20 мск.

Источник в авиадиспетчерских службах сообщил агентству «Интерфакс», что один из пассажиров во время полета потребовал развернуть лайнер и направить его в Афганистан.

Телеканал РЕН ТВ опубликовал у себя на сайте фотографию 41-летнего Павла Ш., «захватившего самолет». По данным РЕН ТВ, захвативший самолет мужчина вооружен. По информации РЕН ТВ, мужчина ранее часто попадал в поле зрения правоохранительных органов и не раз привлекался к ответственности за неуплату алиментов, кражи и нарушения ПДД.

Чуть позднее в твиттере Flightradar появилось сообщение, что самолет благополучно приземлился в аэропорту Ханты-Мансийска. По словам источника «Интерфакса», экипажу самолета удалось уговорить захватившего самолет пассажира изменить маршрут и приземлиться для дозаправки в Ханты-Мансийске. После приземления пассажира, попросившего поменять направление полета, задержали, передал «Интерфакс» со ссылкой на осведомленный источник. По словам собеседника агентства, оружия при нем обнаружено не было. Вскоре Национальный антитеррористический комитет опроверг эту информацию. Угонщик был задержан в ходе штурма лишь спустя около часа после приземления самолета.

Самолет вылетел из Сургута в 13:00 по местному времени и должен был прибыть в Москву в 19:20 мск. Всего на борту самолета находятся 69 пассажиров, среди них один младенец, и семеро членов экипажа.

По факту случившегося возбуждено уголовное дело по пункту «в» части 2 ст. 211 Уголовного кодекса РФ (угон воздушного судна с применением или угрозой применения насилия).

Афганистан. УФО > Транспорт. Армия, полиция > forbes.ru, 22 января 2019 > № 2892993


Афганистан. Индия. Пакистан. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 января 2019 > № 2862604

The Hindu (Индия): места за афганским столом переговоров

Странам, участвующим в афганском урегулировании, непросто признать «Талибан»* полноценным игроком. Россия уже сделала это в рамках встречи в московском формате. Пакистан организовал встречу талибов с Саудовской Аравией и ОАЭ, пока их делегация в конце декабря находилась в Тегеране. Индии тоже стоит избавиться от неуверенности в себе на дипломатической арене. Но как быть США?

Ракеш Суд (Rakesh Sood), The Hindu, Индия

Индия должна избавиться от неуверенности в себе на дипломатической арене, даже если за столом переговоров — «Талибан».

Год назад в новогодний день индийский истеблишмент радостно встретил твит американского президента Дональда Трампа: «Соединенные Штаты за последние 15 лет по глупости предоставили Пакистану помощь в размере 33 миллиарда долларов, а он не дал нам ничего, кроме лжи и обмана, принимая лидеров нашей страны за дураков. Они укрывают террористов, которых мы разыскиваем в Афганистане, помощи никакой. Довольно!»

В этом году 3 января на заседании кабинета министров он выдал: «У меня хорошие отношения с Индией и премьер-министром Моди. Но он постоянно рассказывает мне, что построил библиотеку в Афганистане. Ладно, библиотеку…Это как…Это знаете как что? Это пять часов из того, что мы потратили [в Афганистане]. Он говорит это, и он очень умен. А мы должны сказать: «О, спасибо за библиотеку». Разозленным и недоумевающим членам индийского истеблишмента ничего не оставалось, кроме как прийти к выводу, что мистер Трамп, вероятно, принял здание парламента в Кабуле, построенное Индией за 90 миллиардов долларов, за библиотеку.

Мистер Трамп запутался в своей афганской политике и отчаянно ищет выход. Когда он в августе 2017 года анонсировал свою афганскую стратегию, то сказал, что его изначальным желанием было уйти. В обратном президента убедили его тогдашний министр обороны Джеймс Мэттис, начальник штаба Джон Келли, советник по национальной безопасности Г.Р. Макмастер и командующий афганской операцией генерал Джон У. Николсон. С тех пор всех их заменили, что облегчило для Трампа возможность следовать его «инстинктам».

Провал афганской стратегии

Сейчас США тратят в Афганистане 45 миллиардов долларов, включая пять миллиардов на афганские службы безопасности и 780 миллионов на экономическую помощь. Оставшееся уходит на американские военные силы и логистическую поддержку. Эти цифры со временем уменьшились, так как американские войска сократились со 100 тысяч человек в 2010 году до 15 тысяч. Однако за последние 18 лет общая стоимость для США оценивается в 800 миллиардов на размещение американских войск и 105 миллиардов на восстановление Афганистана. Было убито около 2400 американских военнослужащих, хотя с момента прекращения Соединенными Штатами боевых операций в 2015 году число жертв сократилось до 12 в год. Несмотря на человеческие жертвы и материальные затраты, ситуация продолжает ухудшаться. Сомнения мистера Трампа относительно продолжения американского военного присутствия в Афганистане получают подтверждение.

Стратегия 2017 года была направлена на преодоление военного тупика при помощи расширения американского военного присутствия на 5000 человек, предупреждение Пакистана и укрепление афганского потенциала. Спустя больше чем год можно с уверенностью сказать, что стратегия провалилась. В военном плане ситуация стала более выигрышной для «Талибана», в то время как убежища «Талибана» и «Хаккани» (террористическая организация в Афганистане, в союзе с «Талибаном» ведет партизанскую борьбу против правительственных сил — прим. ред.) в Афганистане остаются нетронутыми.

Афганские силы безопасности истощаются до недопустимых размеров. С 2015 года, когда афганские военные взяли в свои руки боевые операции, погибло около 30 тысяч человек. Среди местного населения ежегодно погибают три тысячи человек. При сокращении набора новых людей и росте числа дезертирств афганские военные силы сократились более чем на 10% от установленного числа.

Двадцатого декабря с большой помпой состоялись парламентские выборы, но объявление окончательных результатов постоянно откладывается на фоне утверждений о том, что четверть голосов сфальсифицирована.

Спустя несколько часов после отставки Джеймса Мэттиса с поста Министра обороны появились неподтвержденные сообщения о выводе США семи тысяч военных из Афганистана. Белый дом отступил, уточнив, что это один из изучаемых вариантов, но решение принято не было. Однако понятно, куда дует ветер.

Накопление ошибок

Проблема в том, что за последние 18 лет США (и их партнеры по коалиции) допустили ряд ошибок своими действиями и бездействием. Принятая в 2004 году конституция в духе США закрепляла главенство власти за президентом при отсутствии институтов законодательной, судебной власти и гражданского общества, принципа сдержек и противовесов. Структуры управления были слабыми, поскольку в антисоветском джихаде и конфликтах с талибами кануло целое поколение.

Вторжение в Ирак в 2003 году требовало все больше и больше затрат со стороны США, смещая фокус с Афганистана. Когда в 2006 году «Талибан» перегруппировался и начал проводить атаки смертников и использовать самодельные взрывные устройства, США были не готовы признать это и предпочитали подкупить Пакистан, чтобы заручиться его сотрудничеством.

Производство мака возросло для финансирования движения талибов. С 2002 года международное сообщество потратило около 15 миллиардов долларов на борьбу с наркотрафиком. Международным силам, включающим 34 государства, не хватало системы общего командования и контроля, они применяли разные правила участия. Британские войска, размещенные в Хелмунде, первыми достигли взаимопонимания с местными талибами, игнорируя производство опиума.

Хамид Карзай был президентом с 2001 по 2014 годы. Во время президентства Барака Обамы его отношения с США становились все более напряженными при постоянном обмене колкостями. Его открытая критика пакистанского двуличия раздражало США, которые были особенно зависимы от Пакистана после увеличения войск США в 2010 году. Решение мистера Обамы объявить об увеличении контингента вместе с графиком вывода войск только ободрил талибов.

Афганские силы безопасности были спешно удвоены, чтобы взять на себя ведущую роль в 2015 году, но вскоре начали сказываться нехватка обучения и оборудования. Только спецназ (Ктах Кхас), созданный в 2015 году, успешно сдерживал нападения талибов. Но число служащих там ограничено, оно зависит от американских воздушных перевозок и данных разведки.

Кумулятивный эффект заключается в том, что присутствие США теперь обусловлено не доброй волей, а обязательством. Как будет выглядеть выход США, однако, крайне важно. Именно это поручено обеспечить специальному представителю по урегулированию ситуации в Афганистане Залмаю Халилзаду. Президентские выборы были отодвинуты на три месяца — на 20 июля, но маловероятно, что удастся реформировать электоральный механизм и ввести обещанную систему биометрических данных. Правительство национального единства во главе с президентом Ашрафом Гани и главой исполнительной власти Абдуллой Абдуллой утратило легитимность и не может остаться после июля.

Так как ситуация с безопасностью не позволяет провести новые выборы, весьма вероятно, что США будут настаивать на новой версии Боннской конференции 2001 года для создания временного правительства, которое может планировать собрание Лойа-Джирги (всеафганский совет старейшин — прим. пер.) и выборы через год-два. Разница в том, что в отличие от 2001 года за столом переговором окажется «Талибан», который будет говорить с позиции силы. Это видно из их заявления от 8 января о том, что они отменили следующий раунд переговоров с США из-за разногласий по вопросам, касающимся освобождения талибов, участия афганских правительственных чиновников и вывода войск США.

Отражая рост легитимности «Талибана», Россия планирует еще одну региональную конференцию в московском формате. Пакистан организовал встречу талибов с Саудовской Аравией и ОАЭ, пока делегация талибов в конце декабря находилась в Тегеране.

Что должна делать Индии

Индии нужно избавиться от неуверенности в себе в дипломатическом плане, потому что в отличие от 1990-х ее возможности для участия не ограничены. У нее, возможно, нет рычагов для того, чтобы помешать процессу, но и стесняющих обстоятельств нет. За последние 18 лет Индия заработала одобрение, преодолевая сложности при работе с географическими и этническими особенностями Афганистана. Вместо того, чтобы выбирать фаворитов, она поддерживала создание институтов и показывала, что ее интересы совпадают с идеей стабильного, безопасного, независимого, мирного Афганистана. Необходима более активная и скоординированная официальная и не официальная дипломатия, чтобы Индия осталась за столом переговоров как предпочтительный партнер для Афганистана в области развития на протяжении всего переходного периода.

Ракеш Суд — бывший дипломат, заслуженный член Observer Research Foundation.

«Талибан» — организация запрещена в РФ, прим. ред.

Афганистан. Индия. Пакистан. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 января 2019 > № 2862604


Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > un.org, 21 января 2019 > № 2879028

Афганистан и еще 13 стран первыми в этом году пройдут процедуру обзора ситуации с правами человека

Сегодня в Дворце Наций в Женеве стартовала 34-я сессия Рабочей группы ООН, отвечающей за проведение универсального периодического обзора ситуации с правами человека. В ходе этой сессии, которая продлится до 1 февраля, члены группы обсудят положение в 14 странах: Афганистане, бывшей югославской Республике Македония, Вануату, Вьетнаме, Доминиканской Республике, Эритрее, Йемене, Новой Зеландии, Камбодже, на Кипре, Коморских островах, в Словакии, Чили и Уругвае.

Чем хорош универсальный периодический обзор?

Универсальный периодический обзор - нововведение, одобренное Генеральной Ассамблеей в 2006 году. Он, без преувеличения, открыл новую главу в сфере защиты прав человека. В то время как перед договорными органами отчитываются только участники того или иного международного соглашения, «универсальный обзор» дает возможность проверить положение с правами человека во всех без исключения государствах-членах ООН.

А «судьи» кто?

Этим занимается специально созданная Рабочая группа, которая анализирует достижения и неудачи стран в правозащитной сфере и выносит рекомендации c целью улучшения ситуации. Группа собирается три раза в год. На каждой сессии рассматривают положение в 14 -16 странах, причем страны отчитываются в порядке очередности. Обзор проводится на основе официального «национального доклада», докладов независимых экспертов ООН и выводов договорных органов – комитетов ООН; а также информации, предоставленной неправительственными организациями и национальными правозащитными учреждениями.

И хотя главную роль в этом процессе играет Рабочая группа, состоящая из членов Совета по правам человека, в обсуждении той или иной страны могут участвовать все государства, независимо от того, входят они в состав или нет. Например, своими соображениями и советами по поводу ситуации в Китае на недавней сессии поделились представители более 150 государств.

А организацией обсуждения каждой страны занимаются так называемые «тройки» - три представителя государств-членов Совета, которые отбираются путем жеребьевки. Они собирают документы и даже готовят своего рода сценарий. Ведь обсуждают каждое государство в Рабочей группе не больше трех часов. Например, в рамках третьего цикла при рассмотрении доклада Туркменистана докладчиками были Бурунди, Пакистан и Хорватия. В состав «тройки» по России на майской сессии вошли Эфиопия, Филиппины и Куба.

Может ли государство отказаться от такого открытого обсуждения?

Юридически может, но на практике этот обзор имеет огромную моральную силу и политический вес. Поскольку он носит универсальный характер, никому не хочется быть «белой вороной». В настоящее время Совет ООН по правам человека проводит уже третий цикл универсального периодического обзора, а это значит, что все 193 страны оказывались «под лупой» уже, по меньшей мере, дважды.

За все это время только однажды страна - это был Израиль - заявила, что отказывается участвовать в обзоре. Этот случай, который был первым и последним, произошел в ходе второго цикла обзора. Тогда Совет решил перенести обсуждение ситуации с правами человека в Израиле на следующую сессию Рабочей группы, к началу работы которой председателю удалось убедить Израиль в необходимости сотрудничества.

Почему в процедуре универсального обзора участвуют неправительственные организации?

В ООН в целом считают гражданское общество важным партнером. При обсуждении ситуации с правами человека информация, которую предоставляют неправительственные организации, может дополнить, а порой и дополнить данные официальной делегации. Правозащитники имеют право встречаться с «тройкой», присутствовать на сессиях Рабочей группы и выступать там с заявлениями. Недавно, когда рассматривался доклад Рабочей группы по универсальному обзору относительно России, в Совете от имени неправительственной организации «Хьман райтс уотч» выступил заместитель председателя движения «Открытая Россия» и известный российский журналист Владимир Кара-Мурза. Он тогда заявил, что российский доклад представляет собой «идиллическую картину», которая кардинально отличается от реальной ситуации.

Поговорили и разошлись?

По результатам обсуждения государствам, которые отчитались перед Рабочей группой, направляются рекомендации. Но, как правило, страны соглашаются не со всеми выводами и предложениями коллег. Например, Россия, представившая в мае прошлого года уже третий периодический доклад, приняла из более 300 рекомендаций Совета лишь 191.

Но все же государства прислушиваются к рекомендациям Рабочей группы и стремятся их выполнить – ведь рано или поздно им придется вновь отчитаться о «проделанной работе» перед всем миром.

В связи с 70-й годовщиной Всеобщей декларации прав человека Генеральный секретарь ООН подчеркнул, что Универсальный периодический обзор - огромный ресурс человечества, который необходимо взять на вооружение в деле защиты прав человека и обеспечения благополучия для всех.

Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > un.org, 21 января 2019 > № 2879028


Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 января 2019 > № 2859211

Действующий президент Афганистана Ашраф Гани зарегистрировался как кандидат на президентских выборах 2019 года.

Президентские выборы в Афганистане назначены на 20 июля. Согласно графику Независимой избирательной комиссии, процесс регистрации кандидатов завершится 20 января.

"Для меня честь зарегистрировать свою кандидатуру вместе (в команде – ред.) с Амруллой Салехом и Сарваром Данишем на июльских выборах. Поскольку мы - команда государственных строителей, наше внимание будет и впредь сосредоточено на построении сильного, самостоятельного государства. В этих усилиях мы не поставим под угрозу легитимность государства, служащего нашему народу", - написал Гани в Twitter.

Амрулла Салех, около месяца занимавший должность министра внутренних дел Афганистана, в субботу покинул свой пост, чтобы выдвинуться в качестве премьер-министра в команде Гани. Сарвар Даниш занимает пост второго вице-президента страны.

В президентскую гонку в Афганистане уже вступили лидер партии "Национальный конгресс Афганистана" Латиф Педрам, бывший активист Народно-демократической партии Афганистана Мохаммад Хаким Торсун, экс-министр иностранных дел Залмай Расул, бывший министр внутренних дел Нур Уль Хак Улюми, бывший советник президента Афганистана по вопросам национальной безопасности Мохаммад Ханиф Атмар, глава Фонда Масуда Ахмад Вали Масуд, бывший премьер-министр Афганистана Гульбеддин Хекматияр, а также экс-глава Национального директората безопасности Рахматулла Набиль.

Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 января 2019 > № 2859211


Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 января 2019 > № 2858072

Бывший премьер-министр Афганистана, лидер Исламской партии Гульбеддин Хекматияр в субботу выдвинул свою кандидатуру на участие в президентских выборах 2019 года.

Президентские выборы в Афганистане назначены на 20 июля 2019 года. Согласно графику Независимой избирательной комиссии, процесс регистрации кандидатов завершится 20 января.

Исламская партия Афганистана — политическая партия, основанная в 1976 году Хекматияром и представляющая интересы пуштунов. Хекматияр заявил, что баллотируется в президенты как независимый кандидат и не выступает за "формирование альянсов". Он добавил, что "правительство является причиной продолжающейся войны" в стране, поэтому "система должна измениться", но мирным путем.

По данным телеканала, Хекматияр стал десятым зарегистрировавшимся кандидатом. Среди тех, кто уже вступил в президентскую гонку, лидер партии "Национальный конгресс Афганистана" Латиф Педрам, бывший активист Народно-демократической партии Афганистана Мохаммад Хаким Торсун, бывший министр иностранных дел Залмай Расул, бывший министр внутренних дел Нур Уль Хак Улюми, бывший советник президента Афганистана по вопросам национальной безопасности Мохаммад Ханиф Атмар и глава Фонда Масуда Ахмад Вали Масуд.

Как сообщает телеканал 1TV, партия "Исламское общество Афганистана" в субботу объявила своим кандидатом в президенты премьер-министра Афганистана Абдуллу Абдуллу. Действующий президент страны Ашраф Гани пока не зарегистрировался как кандидат на выборах. Как сообщают источники телеканала, министр внутренних дел Амрулла Салех в субботу покинул свой пост, который занял всего около месяца назад, чтобы выдвинуться в качестве премьер-министра в команде Гани.

Афганистан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 января 2019 > № 2858072


Афганистан. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > afghanistan.ru, 18 января 2019 > № 2916448

Посол Афганистана в США: Талибы получат право участвовать в выборах в качестве кандидатов

Повстанческое движение «Талибан» (запрещено в России) должно получить право участвовать в демократических выборах, заявила посол Афганистана в США Ройя Рахмани.

Как уже сообщал «Афганистан.Ру», в прошлом году Рахмани стала первой женщиной в своей стране, назначенной на пост дипломатического представителя в Соединённых Штатах. В недавнем интервью женщина-дипломат представила свои взгляды на примирение с талибами – тему, являющуюся предметом активного обсуждения как в Афганистане, так и за рубежом.

Ройя Рахмани подчеркнула, что дорожная карта мирного процесса предполагает реинтеграцию талибов в афганское общество, в том числе получение ими базовых гражданских прав, сообщает американское радио “NPR”.

«Мы составили очень ясную дорожную карту примирения касательно того, как это может быть осуществлено, – пояснила посол. – Их охотно примут и позволят участвовать в распределении власти, баллотироваться на выборах, получать голоса избирателей. Это их право, как и право каждого афганского гражданина».

При этом Рахмани выразила уверенность в том, что реинтеграция талибов в афганское общество не приведёт к негативным последствиям в плане защиты прав человека – данная угроза нередко является поводом для опасений со стороны правозащитников и простых обывателей.

«Я не верю, что Афганистан может вернуться в прошлое, – подчеркнула дипломат. – Наша страна изменилась. Существует сдвиг в менталитете… Именно по этой причине мирному Афганистану будет что предложить партнёрам на правах партнёра, а не зависимой стороны в обозримом будущем».

Афганистан. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > afghanistan.ru, 18 января 2019 > № 2916448


Афганистан. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 января 2019 > № 2877695

Al Arab: загадка советско-американского ухода из Афганистана

За 40 лет Афганистан подвергся двум иностранным вторжениям. Первое — советское в 1979 году, а второе — американское после событий 11 сентября 2001 года. Возможно, и те, и другие вынуждены были уйти из-за того, что стремились поддержать власть афганских меньшинств над пуштунским большинством. Не то же ли самое Россия делает сейчас в Сирии, задается вопросом автор катарской «Аль-Араб».

Д-р Ахмед Мауфик Зейдан (Dr. Ahmed Maufiq Zeidan), Al-Arab, Катар

За четыре десятилетия Афганистан подвергся двум иностранным вторжениям, первое из которых было осуществлено советами в 1979 году, а второе — американцами после событий 11 сентября 2001 года. Возможно, и те, и другие вынуждены были уйти из-за того, что стремились поддержать власть афганских меньшинств над пуштунским большинством, которое составляет 60% афганского населения. Разумеется, это делалось по-разному, но в обоих случаях результат был одинаковым (каждый аналитик и специалист по афганским делам способен провести соответствующий анализ) — силы оккупации в Афганистане, как и во всех остальных случаях оккупации, полагались на меньшинства и прибегали к помощи иностранных сил подобно тому, что сегодня наблюдается в Сирии. Однако это не мешает нам сказать правду: таджикское и узбекское меньшинства и другие группы твёрдо выступили на стороне афганских джихадистов в борьбе против оккупантов, но, к сожалению, последние нашли лояльных лидеров и фракции внутри этих меньшинств, чтобы реализовать свою повестку.

Советские войска вошли в Афганистан, когда христианский мир праздновал начало 1979 года, чтобы поддержать таджикского коммуниста Бабрака Кармаля, лидера коммунистической партии «Парчам» («Знамя»), и свергнуть Хафизуллу Амина и других членов партии «Хальк» («Народ»), представленную пуштунским большинством. В течение всего этого периода, управляя Афганистаном, советская оккупация полагалась на меньшинства, и хотя партия «Хальк» была по-прежнему верна международному коммунизму, она оставалась в стороне от реальной власти. Советы поняли это до ухода из страны в 1989 году и поэтому поставили у власти пуштуна Наджибуллу, коммуниста и директора афганской разведывательной службы (ХАД). Однако по прошествии некоторого времени, когда коммунистический режим пал, советское руководство внушило узбекскому лидеру Дустуму идею объединиться с афганским лидером, таджиком Ахмедом Шахом Масудом, чтобы лишить власти пуштунов во главе с Гульбеддином Хекматияром.

Масуд и другие думали, что он обманет Советы и другие силы, однако, к сожалению, на новом этапе он продолжил координировать действия с внешними игроками, будь то Советский Союз или американцы, а его преемник поддержал американское присутствие в Афганистане, которое сохраняется до сих пор.

После своего объединения с американцами в целях свержения талибов Пакистан хотел во что бы то ни стало вернуть себе инициативу, поддержав «Талибан» (запрещена в РФ — прим. ред.) и расширив его геостратегическое влияние в Афганистане. Когда в 2001 году Соединенные Штаты свергли талибов, история повторилась, и они разорвали соглашение со своим союзником Первезом Мушаррафом, чтобы не допустить вступления «Северного альянса» в Кабул, но произошло обратное, и «Северный альянс» вступил в город, а пуштуны были отстранены от власти. Хотя президент Карзай (пуштун) формально оставался главой Афганистана, альянс занял ведущие позиции в военных структурах и бюрократическом аппарате.

Сегодня Вашингтон осознает всю сложность управления Афганистаном без вовлечения пуштунов, которые представляют талибов и их главного сторонника — Пакистан. Последний учитывает геостратегическое измерение влияния пуштунов, которое нельзя игнорировать, но выучила ли Россия этот урок, или она повторяет свою афганскую ошибку и ошибку американцев, оказывая поддержку режиму сектантского меньшинства в Сирии? То, что навязывается большинству, не принимается сегодня и никогда не будет принято в будущем. Возможно, в настоящее время она и навязывает его сирийцам, как ранее навязала Кармаля, однако, она признает это, когда будет слишком поздно, как это было с Наджибуллой, которого она бросила во мрак сурового афганского джихадизма.

Афганистан. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 января 2019 > № 2877695


Афганистан. Пакистан. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > afghanistan.ru, 10 января 2019 > № 2849437

Омар Даудзай: Пакистан вносит конструктивный вклад в продвижение диалога с «Талибаном»

В настоящее время Пакистан прилагает конструктивные усилия для продвижения афганского мирного процесса, заявил спецпредставитель президента ИРА в регионе по вопросам примирения, секретарь Высшего совета мира Омар Даудзай.

Заявление было сделано высокопоставленным государственным деятелем в ходе четырёхдневного визита в Исламабад, посвящённого обсуждению совместных усилий двух стран на пути политического разрешения афганского конфликта.

Как уже сообщал «Афганистан.Ру», в понедельник вопросы мирного процесса обсуждались Омаром Даудзаем на переговорах с пакистанским министром иностранных дел Шах Мехмудом Куреши.

Впоследствии спецпредставитель афганского президента поприветствовал нынешнюю позицию пакистанской стороны по вопросу организации диалога с запрещённым в России движением «Талибан» и конкретные действия Исламабада на данном направлении.

Напомним, что в прошлом афганские власти неоднократно обвиняли Пакистан в поддержке антиправительственных сил и нежелании оказывать давление на талибов, постоянно проживающих на территории страны.

После того, как США приступили к продвижению усилий по диалогу с «Талибаном», Пакистану было отказано в американской военной помощи на основании недостаточно активного содействия афганскому урегулированию в соответствии с линией региональной политики Вашингтона.

Тем не менее, в недавнем интервью «Би-Би-Си» Омар Даудзай дал понять, что к настоящему времени пакистанская политика претерпела значительные изменения, в том числе благодаря консолидации позиций в руководстве страны.

«Мне не хотелось бы рассуждать о прошлом, но на данный момент есть много свидетельств того, что Пакистан играет положительную роль в афганских мирных переговорах, – заключил спецпредставитель президента. – После долгого перерыва мы видим, что местное гражданское и военное руководство пришло к единой позиции по отношению к политике на афганском направлении».

Афганистан. Пакистан. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > afghanistan.ru, 10 января 2019 > № 2849437


Афганистан. Иран. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > afghanistan.ru, 10 января 2019 > № 2849438

Глава МИД Ирана считает необходимым участие талибов в политической жизни Афганистана

Движению «Талибан» должна быть отведена роль в будущем афганском государственном управлении, но эта роль не должна быть определяющей, заявил иранский министр иностранных дел Мохаммад Зариф.

В недавнем интервью телеканалу “NDTV” глава внешнеполитического ведомства представил свой взгляд на грядущее участие запрещённого в России движения в политической жизни Афганистана.

«Полагаю, что было бы невозможно представить будущее Афганистана без какого-либо участия «Талибана», – отметил Зариф. – Но мы также полагаем, что у талибов не может и не должно быть определяющей роли в Афганистане. Безусловно, в конечном итоге это должно решаться самими афганцами».

Как ранее сообщал «Афганистан.Ру», в конце декабря прошедшего года иранские власти официально подтвердили своё участие в диалоге с повстанческим движением в рамках продвижения афганского мирного процесса.

Одна из встреч с представителями «Талибана» состоялась на территории Ирана, при этом на переговорах с повстанцами присутствовал заместитель министра иностранных дел Аббас Аракчи. Впоследствии высокопоставленный иранский дипломат посетил Кабул, где доложил о результатах встречи афганскому руководству.

В настоящее время мировое сообщество прилагает усилия по продвижению афганского мирного процесса в надежде на завершение многолетнего конфликта. Наиболее активно во встречах с представителями «Талибана» участвуют США, однако и страны региона делают свой вклад в продвижение мирного диалога.

Мохаммад Зариф поприветствовал нынешний вклад Пакистана в поддержку мирного процесса, подчеркнув, что, несмотря на прежние разногласия и усилия Исламабада по поддержке талибов в 1990-е годы, Тегеран готов к сотрудничеству с пакистанской стороной в деле афганского урегулирования.

При этом иранский министр критически отозвался о политике США на афганском направлении, заявив, что американское военное присутствие не принесло стране стабильности и безопасности.

Напомним, что и Вашингтон в настоящее время скептически оценивает усилия Тегерана по содействию Афганистану: в недавнем докладе Конгресс США обвинил Иран в двойственной политике и фактической поддержке талибов.

Афганистан. Иран. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > afghanistan.ru, 10 января 2019 > № 2849438


Афганистан. США > Армия, полиция > afghanistan.ru, 10 января 2019 > № 2849439

США собираются вывести из Афганистана несколько тысяч военнослужащих

В настоящее время американское военное командование разрабатывает планы частичного вывода войск из Афганистана в соответствии с пожеланиями президента Дональда Трампа, сообщают источники из Белого Дома.

Как уже сообщал «Афганистан.Ру», несколькими неделями ранее в прессу поступила информация о планах значительного сокращения военного присутствия США в стране – с 14 до 7 тысяч служащих.

Предполагалось, что выводу будут подлежать как антитеррористические подразделения, так и служащие миссии «Решительная поддержка», специализирующиеся на подготовке и содействии афганским силам.

Тем не менее, подобная инициатива успела вызвать несогласие американского военного руководства, приложившего усилия для убеждения президента в том, что в нынешней ситуации будет более уместным сравнительно небольшое сокращение контингента.

По примерным оценкам, к выводу из Афганистана будут приготовлены около 3500 военнослужащих, что составляет примерно четверть от текущего присутствия США, сообщает газета «Вашингтон Пост».

При этом представители Белого Дома на условиях анонимности сообщают, что Трамп сохраняет приверженность задаче полного вывода войск и, несмотря на аргументированные предупреждения и рекомендации, может отдать соответствующее распоряжение в любое время.

Афганистан. США > Армия, полиция > afghanistan.ru, 10 января 2019 > № 2849439


Далее...